Королевский Матвей Михайлович

Королевский Матвей Михайлович


Королевский Матвей МихайловичКоролевский Матвей Михайлович
01.08.1904-05.03.1944
Гвардии подполковник
Награды: орден Красного Знамени (1943 г.), орден Отечественной войны 1-й степени (1943г.), орден Отечественной войны 2-й степени (1944г., посмертно)

 

Матвей Михайлович Королевский родился 1 августа 1904 года в селе Покровка Ленинского района Сталинградской области в крестьянской семье. С раннего детства помогал родителям вести хозяйство, а когда подрос – работал батpaком у зажиточных селян.

В сентябре 1927 году Матвей Королевский был призван в Красную Армию. Срочную службу проходил в 45-м Херсонском стрелковом полку 15-й Сивашской стрелковой дивизии Украинского военного округа. В 1928 году, окончив полковую школу младшего начальствующего состава, стал командиром отделения, а затем и старшиной роты. В 1930 году Матвей Михайлович вступил в ряды ВКП(б). Командование полка увидело в Королевском незаурядные военные способности и направило его на учебу в Киевское военное объединенное училище. После его окончания в 1931 году он командовал взводом. Затем вновь учился военному делу в школе командиров в г. Сталинграде. В 1932 году М.М. Королевский был переведен в г. Балашов Саратовской области, в 181-й стрелковый полк 61-й стрелковой дивизии. Здесь с 1932 по 1938 год он командовал взводом, стрелковой ротой, был начальником снайперской команды батальона.

С октября 1938 по июль 1939 года Матвей Михайлович учился в Москве на ускоренных курсах командиров. В связи с японской агрессией в районе реки Халхин-Гол и озера Хасан был направлен в Монгольскую Народную Республику. Здесь капитан Королевский служил инструктором Монгольской народно-революционной армии в городе Югодзырь.

Известие о нападении фашистской Германии на Советский Союз застало Матвея Михайловича в должности заместителя начальника оперативного пункта при разведотделе штаба армии в городе Дзамынь МНР. По настойчивым просьбам, в декабре 1941 года его отозвали в СССР и направили на ускоренные курсы командиров полков при военной академии в г. Ташкенте.

Мемориальная доска

В мае 1942 года майор Королевский принял вновь сформированный 521-й стрелковый полк 133-й стрелковой дивизии. Боевое крещение полк принял в июле 1942 года в кровопролитных боях в районе г. 3убцова и около г. Ржева. 133-я стрелковая дивизия форси­ровала реки Осугу и Вазузу, притоки Волги и вела бои с немцами. 521-й стрелковый полк под командованием майора Королевского наступал на населенные пункты Пульково, Сковорухино, Бондарево. Передо­вые части дивизии вырвались вперед, а техника задержалась. Противник восполь­зовался этим и занял оборону. Развить дальнейший успех наступления не удалось, и бои приняли затяжной оборонительный характер.

В начале января 1943 года майор Королевский был переведен на должность командира батальона 463-го стрелкового полка 118-й стрелковой дивизии. Тесно взаимодействуя с разведотделом дивизий, провел ряд успешных операций. 4 марта 1943 года командование поручило батальону Королевского провести разведку боем и захватить «языка». Вот как описывает этот бой один из его участников: «Ровно в три часа ночи десятки орудий и минометов обрушили шквал огня на передний край обороны немцев. В небо взвилась красная ракета, солдаты и офицеры открыли ураганный огонь из различных видов оружия. Не дав фашистам опомниться, наш батальон ворвался в переднюю траншею противника. Задача была выполнена успешно. Было доставлено четыре «языка».[1]

Представляя майора Королевского по итогам боев к правительственной награде командир 118-й стрелковой дивизии полковник А.Я. Веденин отмечал: «т. Королевский в начале наступательных операций командуя батальоном выполнял ответственные задачи командования дивизии. Занял сильно укрепленный пункт пр-ка. Впоследствии был назначен начальником разведотдела дивизии, где с работой справляется хорошо. Храбрый, волевой командир».[2]

8 марта 1943 года Приказом № 20/н войскам 31-й армии за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, майор М. М. Королевский был награжден орденом Красного Знамени.

В мае 1943 года Матвею Михайловичу Королевскому было присвоено воинское звание «подполковник», и он был назначен на должность заместителя командира 1108-го стрелкового полка 331-й стрелковой дивизии. 7 августа 1943 года войска Западного фронта перешли в наступление на Смоленском направлении. Несмотря на яростное сопротивление немцев полки дивизии в упорных боях отвоевывали у врага каждый рубеж, каждый населенный пункт. Гвардии подполковник Королевский находясь в передовых частях, участвовал в ожесточенных боях на подступах к Смоленску.

День ото дня росли уважение и любовь солдат и офицеров к своему новому командиру. Это был справедливый, сме­лый, отважный и решительный человек. Вот что вспоминает о нем И. Э. Каплун, бывший начальник штаба 1108-го стрелкового полка: «…сразу обращали на себя внимание его командирская твердость, постоянная подтянутость, не­многословный и невозмутимый характер, умение в одних условиях быть суровым, а в других – веселым и жизнерадостным… Я почти постоянно находился рядом с ним, а поэтому хорошо узнал и полюбил этого замечательного человека и боевого коман­дира. Наблюдая Королевского в различ­ной – иногда весьма сложной – обстановке, я не раз поражался его храбрости, мужеству и хладнокровию... Он никогда не кричал на подчиненных, но требовал от них неукоснительного выполнения своих приказов и беспо­щадно взыскивал за малейшее проявление нерадивости или неисполнитель­ности. Не терпел Матвей Михайлович людей трусливых и малодушных. Он буквально «уничтожал» их своим презрением, всегда был с ними строг и официален.

Выдержка у Королевского была просто поразительной. Однажды мы с ним отправились проверить, как наше подразделение, выведенное во вто­рой эшелон в 2–3 км от переднего края, занимается боевой подго­товкой, готовясь к предстоящему наступлению. Когда мы беседовали с группой солдат и офицеров, со стороны противника внезапно послышался нарастающий свист снаряда. Звук был настолько резкий, что все мы, исключая Королевского, попадали в грязь (дело было в осеннюю распутицу), снаряд действительно упал в нескольких шагах от нас, но, попав в мягкую почву, не разорвался. Мы поднялись грязные и сконфуженные, а Королевский шутливо заметил, что командир всегда должен чувствовать – разорвется снаряд или нет.

Часто вспоминаю и другой случай. Наши разведчики поймали «языка» и притащили его в землянку командира полка. Мы в то время готовились к наступлению и, естественно, были весьма заинтересованы в уточнении вражеских позиций. Пленный немецкий ефрейтор был сильно напуган и охотно отвечал на наши вопросы, но, увы ... ничего толком на карте по­казать не мог. Тогда Королевский принял решение – днем отправиться вместе с пленным на передний край и там, на местности, с его помощью выяснить всё, что нас интересует. Наша оборона просматривалась про­тивником на большую глубину, и немцы стали обстреливать нас еще на под­ходе к переднему краю. Тем не менее Королевский приказал «не кланять­ся пулям» и броском преодолеть оставшееся расстояние. На высотке вбли­зи нашей первой траншеи мы залегли и стали «допрашивать» пленного. На мою долю выпала роль переводчика (немного владел немецким языком), Королевский задавал вопросы, а начальник разведки полка наносил инте­ресующие нас сведения на карту. Происходил этот «допрос» под пулемет­ным и минометным обстрелом, но, к счастью, все обошлось благополучно. В тот же день пленный был отправлен в штаб дивизии. Так, благодаря смелости и решительности Королевского, нам удалось получить ценные данные о расположении огневых средств, командных пунктов и узлов свя­зи противника. Все эти сведения были нами использованы при планирова­нии наступательной операции.

Королевский не боялся смерти и во время боя появлялся там, где его присутствие было необходимо. Однажды подразделение нашего полка, попав под сильный вражеский огонь, дрогнуло и начало отходить. Узнав об этом Королевский немедленно направился на самый угрожающий учас­ток и там личным примером сумел предотвратить панику и восстановить положение».[3]

Представляя по итогам боев во время Смоленской наступательной операции гвардии подполковника М.М. Королевского к ордену Суворова 3-й степени, командование отмечало: «В период подготовительной работы к прорыву пе­реднего края обороны противника тщательно изучил его, и в момент прорыва был непосредственно в боевых порядках батальона. Сломив упорное сопротивление противника в районе дер. Яново и севернее Яново и дер. Рыбки тов. Королевский своим присутствием воодушевлял офицеров и бой­цов на подвиги, на месте устранял недостатки и принимал решения.

В районе высоты 223,6 им была организована разведка по захвату конт­рольного пленного, эта задача была с успехом выполнена. В районе этой же высоты противник дважды бросался в контратаку, но Королевский используя мощь своих боевых средств и правильное их взаимодействие отбил контра­таки, нанес врагу значительные потери. С занятием высоты 218,1 противник также пытался ею овладеть стремительной контратакой, но он непосредственно своим участием сломил замыслы врага, контратаку отбил.

В наступательном бою с 30 августа по 5 сентября 43 г. проявил свое искусство маневрирования подразделениями которые с успехом освободили ряд населенных пунктов, уничтожив до 300 солдат и офицеров противника».[4]

В ознаменование одержанных побед в боях за освобождение Смоленска 331-й Краснознаменной стрелковой дивизии было присвоено наименование «Смоленская». 3 ноября 1943 года командир 1108-го стрелкового полка гвардии подполковник М. М. Королевский был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Весной 1944 года командованием 31-й армии была разработана мартовская наступательная операция. На подступах к Орше враг сильно укрепился, создав мощную, глубоко эшелонированную оборону. 5 марта 1944 года 1108-му стрелковому полку была поставлена задача прорыва вражеской обороны в районе деревни Новое Село Витебской области. Вот как описывает этот бой начальник штаба полка И. Э. Каплун: «Подразделения нашего полка после артиллерийской подготовки ворвались в первую немецкую траншею и завязали в ней рукопашный бой. Однако на соседних участках все атаки на­ших войск были гитлеровцами отбиты. Руководя боем с наблюдательного пункта, Королевский понял, что противник, подтянув дополнительные си­лы, может выбить наши батальоны из своей траншеи. Чтобы лично руково­дить боем, командир полка принял решение перенести свой наблюдательный пункт в только что захваченную немецкую траншею. Появление Королевско­го в самой гуще схватки придало новые силы нашим воинам. С автоматом в руке командир полка участвовал в отражении очередной контратаки противника. Отразив ее, наши передовые подразделения вновь продвинулись вперед и ворвались во вторую вражескую траншею. Я сам видел, как Королевский огнем из автомата уничтожил несколько гитлеровцев. Во время этого кровопролитного и упорного боя Матвей Михайлович Королевский был убит вражеской пулей, которая попала ему в голову. Он погиб по-геройски, как и воевал. Успешные наступательные действия наших подразделений в этом бою во многом объяснялись героическим примером командира полка».[5]

8 марта 1944 года командир 1108-го стрелкового полка 331-й стрелковой дивизии гвардии подполковник Матвей Михайлович Королевский был похоронен у Смоленской крепостной стены со всеми воинскими почестями.

В наградном листе, подписанном 12 марта 1944 года командиром 331-й стрелковой дивизии гвардии генерал-майором П. Ф. Берестовым, сказано: «За время пребывания в дивизии с мая месяца 1943 года на должности заместителя, а затем Командира 1108 Стрелкового полка Гвардии Подполковник КОРОЛЕВСКИЙ показал себя как смелый, отважный и решительный командир, способный выполнить поставленную перед ним боевую задачу.

Полк при его непосредственном участии неоднократно наносил тяжелые потери врагу, участвуя в освобождении города Смоленска в прорыве обороны в районе деревни Рыбки.

С 5 по 7 марта 1944 г. полку была поставлена задача прорыва вражеской обороны в районе деревни Новое Село, Витебской области. Не смотря на сильные укрепления противника и отчаянное его сопротивление полк под командованием тов. Королевского занял первую и вторую линию траншей противника, нанеся ему большой урон в живой силе. В трудную минуту напряженного боя тов. Королевский с резервом вдохновляя его на подвиги, ринулся на врага и успешно продвинулся вперед навязал врагу траншейный бой и в горячей схватке с врагом пал смертью храбрых».[6]

3 апреля 1944 года Приказом № 045 войскам 31-й армии, за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество,  гвардии подполковник М. М. Королевский был награжден орденом Отечественной войны  2-й степени (посмертно).

 

 

[1] Степаненко Б. «Жизнь, отданная за Родину», газета «Знамя», 05.07.1975г.

[2] ЦАМО, фонд 33, опись 682525, единица хранения 492.

[3] Воспоминания полковника запаса Каплуна И.Э. о командире 1108-го стрелкового полка гвардии подполковнике Королевском М.М., фонды музея «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

[4] ЦАМО, фонд 33, опись 686044, единица хранения 64.

[5] Воспоминания полковника запаса Каплуна И.Э. о командире 1108-го стрелкового полка гвардии подполковнике Королевском М.М., фонды музея «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

[6] ЦАМО, фонд 33, опись 686044, единица хранения 4522.

 

Бортаковский Т. В. «Сквер Памяти Героев». — Смоленск: «Маджента», 2013 г.

 

Назад

arxiv

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму