Губенков Владимир Моисеевич

Губенков Владимир Моисеевич


Губенков Владимир МоисеевичГубенков Владимир Моисеевич
?.?.1916-08.02.1944
Майор
Награды: орден Отечественной войны 1-й степени (1944 г. посмертно), орден Красной Звезды (1943 г.), медаль «За отвагу» (1942 г.)

Владимир Моисеевич Губенков родился в 1916 году в деревне Желябово Троекуровского района Рязанской области в крестьянской семье. Закончив в 1930 году в родном селе неполную среднюю школу, Владимир уехал учиться в Москву на рабфак МИТ. Здесь он вступил в ряды ВЛКСМ и активно занимался общественной работой. После 2-го курса, в августе 1932 года Губенков покинул учебное заведение и начал трудовую деятельность культработником на московском комбинате «Союзплодовощ». Проработав до января 1934 года, Губенков уволился, далее работал помощником начальника бюро ИТР Левтолстовского района Рязанской области.

В декабре 1935 года В. М. Губенков уехал на север и устроился счетоводом в Мурманском торговом порту. В июне 1936 года он возвратился в родные края. Работал счетоводом в колхозе «Вперед» и в машинно-тракторной станции Троекуровского района Рязанской области, а с октября 1937 года – старшим страховым инспектором районного финотдела. Все это время Владимир Губенков продолжал активную общественную работу. Его избирали секретарем комсомольской организации и членом бюро райкома.

В ноябре 1939 года В. М. Губенков был призван в ряды Красной Армии, и направлен служить в 318-й отдельный зенитно-ариллерийский дивизион 64-й стрелковой дивизии, расквартированной в Смоленске. Окончил полковую школу зенитной артиллерии, был назначен командиром орудия. Командование части, заметив способности бойца быстро находить общий язык с молодежью, поручило ему организацию общественной работы в подразделении. Комсомольцы выбрали его ответственным секретарем бюро ВЛКСМ. В конце срочной службы В. М. Губенков принял решение остаться в рядах Красной Армии.

Учитывая возросшую ответственность, легшую на его плечи, Владимир Губенков занялся своим образованием. В феврале 1940 года он поступил в дивизионную партийную школу. Большое внимание уделял самоподготовке, много читал, стремясь быть в курсе всех происходящих событий. 6 декабря 1940 года коммунисты 64-й стрелковой дивизии приняли В. М. Губенкова в ряды ВКП(б). А в мае 1941 года, после завершения обучения, ему было присвоено воинское звание «политрук».

Мемориальная доска

В апреле 1941 года 64-я стрелковая дивизия убыла на летние сборы в дорогобужские лагеря. Зенитный дивизион был направлен на учения на станцию Дретунь Витебской области. Здесь и застало политрука Губенкова известие о нападении фашистской Германии. С первых дней начавшейся Великой Отечественной войны часть, в которой он служил, принимала участие в боевых действиях на Западном фронте. Уже 25 июня 1941 года подразделения 64-й дивизии в районе Радошковичи–Заславль–Раков вступили в бой с передовыми частями 3-й танковой группы гитлеровских армий генерала Гота. В течение четырех дней они стояли насмерть, закрывая противнику дорогу на Минск. К 29 июня дивизия оказалась в окружении и была разбита.[1] 318-му ОЗАД приходилось прикрывать обороняющиеся части советских войск от налетов вражеской авиации и бороться против прорывающихся танков и пехоты фашистов. С боями дивизиону удалось отойти на восток и избежать участи 64-й стрелковой дивизии.

В начале июля 1941 года в районе Семлево–Вязьма началось срочное переформирование 64-й и 108-й стрелковых дивизий. Сюда направлялись вышедшие из окружения части этих соединений и их второочередные формирования. В середине июля 1941 года 318-й отдельный зенитно-ариллерийский дивизион в составе 64-й стрелковой дивизии принимал участие в Смоленском оборонительном сражении. 15–16 июля в район города Ярцево из Духовщины прорвалась 7-я немецкая танковая дивизия. Совместно с авиадесантом она перерезала шоссе Минск–Москва и захватила город Ярцево. Дальнейшее продвижение войск противника было остановлено на рубеже реки Вопь. Для прикрытия дороги на Москву в районе Ярцево была организована оперативная группа войск под командованием генерал-майора К. К. Рокоссовского, в состав которой вошли 38-я, 64-я, 108-я и 101-я танковая дивизии. Им была поставлена задача разгромить ярцевско-духовщинскую группировку противника и далее наступать на Смоленск, где вели бои 16-я и 20-я армии.

28 июля 1941 года группа генерала Рокоссовского, остановив наступающие вражеские войска, перешла в контрнаступление. Ей удалось освободить г. Ярцево и, нанеся несколько ударов по наступающим частям противника, сохранить в своих руках переправы через реки Вопь и Днепр.

В середине августа 1941 года 64-я стрелковая дивизия участвовала в Духовщинской наступательной операции. 17 августа дивизия форсировала реку Вопь на рубеже Кузьмино–Прилесье, освободила деревни Рядыни, Харино, Бородулино, Сельково, Батырево, Нефедоровщину, Мужилово, Колковичи, а после трехдневного штурма – совхоз «Зайцево». Полки дивизии вышли на реку Царевич и захватили несколько плацдармов (Навальни, Синяково). За успешные действия в этом наступлении Приказом Наркома Обороны от 16 сентября 1941 года за № 318 64-я стрелковая дивизия была преобразована в 7-ю гвардейскую.[2]

2 октября 1941 года немецко-фашистские войска нанесли удар по передовым частям Западного фронта. Прорвав оборону советских войск по всему фронту, враг начал наступление на Москву. Части Красной Армии, сдерживая натиск превосходящих сил врага, вынуждены были отступать. В районе деревни Капыревщина Ярцевского района Смоленской области немецко-фашистское командование предприняло попытку массированной атаки при поддержке танков. В ходе ожесточенного боя продвижение пехотных частей врага было остановлено, однако его танки прорвались через боевые порядки 89-й стрелковой дивизии и устремились к станции Вадино. Там они были остановлены и отброшены назад зенитчиками 318-го отдельного зенитно-артиллериского дивизиона.[3]

Но обстановка осложнялась с каждым днем, быстрое продвижение танковых и моторизованных корпусов противника отрезало пути отхода 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армиям Западного фронта. К 7 октября 1941 года они были окружены северо-западнее г. Вязьмы. В результате попал в окружение и 318-й отдельный зенитно-ариллерийский дивизион. 14 октября 1941 года в одном из боев под г. Вязьмой В. М. Губенков был ранен, но остался в строю. 16 дней с боями его часть пробивалась к линии фронта, и в результате вышла из окружения в районе станции Кубинка Московской области. Все это время политрук Губенков постоянно находился среди бойцов, вселяя в души солдат уверенность в своих силах и готовность идти на самопожертвование ради победы над врагом.

После выхода из окружения, в ноябре–декабре 1941 года, В. М. Губенков проходил службу в должности политрука роты 123-го запасного стрелкового полка в городе Щелково. 20 декабря 1941 года его перевели в 1106-й полк 331-й Брянской Пролетарской стрелковой дивизии. Части дивизии, освободив город Волоколамск, продолжали наступление. Возглавив комсомольскую организацию полка, Владимир Моисеевич большое внимание уделял росту рядов комсомольцев, воспитанию молодежи в духе ненависти к врагу и любви к Родине. Все время находясь среди бойцов, он собственным примером показывал, как необходимо сражаться, лично участвуя в штурмах укрепленных рубежей. В его боевой характеристике сказано: «В боях с немецкими оккупантами тов. Губенков воодушевлял бойцов своим примером храбрости и мужества. Пользуется заслуженным авторитетом среди бойцов и командиров».[4]

    В августе 1942 года 331-я стрелковая дивизия принимала участие в Погорело-Городищенской наступательной операции. Ей была поставлена задача: из района деревни Ботино форсировать реку Держу и наступать в общем направлении на город Сычевку. После мощной артиллерийской подготовки, в 7 часов 45 минут 4 августа 1942 года, штурмовые батальоны и подразделения 331-й стрелковой дивизии в сопровождении 17-й танковой бригады форсировали реку Держу. В результате стремительной атаки советские части ворвались на передний край обороны противника, обратили его в бегство, захватили деревню Александровка и, не задерживаясь, устремились к деревне Губинки. В первом эшелоне дивизии наступали 1104-й и 1106-й полки. К 14 часам они сломили сопротивление врага на его второй линии обороны и овладели деревнями Губинка и Михалкино. В Губинке были захвачены документы 336-го пехотного полка 161-й пехотной дивизии противника, а также полковые склады вооружения, имущества и продовольствия.[5]

В последующие дни августа 1942 года 331-й стрелковой дивизии совместно с 17-й танковой бригадой удалось захватить плацдарм на западном берегу рек Вазуза и Гжать на рубеже Хлепень–Климово–Полсуево–Бугрово. Несмотря на многочисленные атаки частей 1-й танковой и 6-й пехотной дивизий противника советские воины стояли насмерть и удержали захваченные позиции.

Представляя по итогам боев Владимира Моисеевича к правительственной награде, командование отмечало его личные заслуги в деле победы над врагом: «4 августа 1942 г. ГУБЕНКОВ получил приказ идти на прорыв немецкой линии обороны с 1 стр. батальоном. Личным примером увлекая бойцов вел на слом вражеского сопротивления. В бою за населенный пункт МИХАЙЛОВКА был легко ранен и в это же время был ранен военком батальона. После ранения военкома принял на себя обязанности военкома и вел бойцов на выполнение дальнейшей поставленной задачи. С бойцами 1 стр. б-на освободил населенные пункты МИХАЙЛОВКА, ГУБИНКА, АНАНИНО. Поставленную задачу выполнил, батальон за 2 дня боевых действий продвинулся на 40 километров вперед на запад».[6]  

25 августа 1942 года Приказом № 0341 по войскам 20-й армии за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, политрук В. М. Губенков был награжден медалью «За отвагу».

26 августа 1942 года Владимира Моисеевича перевели на должность помощника начальника политотдела 331-й стрелковой дивизии по комсомолу. На новой должности он с удвоенной энергией взялся за порученное ему дело. С сентября 1942 года по март 1943 года дивизия вела оборонительные бои на правом фланге Западного фронта, на Ржевско-Сычевском направлении. Это были упорные бои местного значения, в которых воины соединения показали образцы мужества и героизма. В этом была немалая заслуга и политрука Губенкова, уделявшего много времени воспитанию бойцов. В мае 1943 года 331-я Брянская Пролетарская стрелковая дивизия за успешные боевые действия в битве под Москвой и в Погорело-Городищенской наступательной операции была награждена орденом Красного Знамени.

29 июня 1943 года капитана Губенкова перевели на должность помощника начальника политотдела 36-го стрелкового корпуса по работе среди комсомольцев. Дивизии корпуса, входившего в состав 31-й армии, готовились к предстоящей наступательной операции по освобождению Смоленской области от немецко-фашистских захватчиков. На плечи В. М. Губенкова легла большая партийно-политическая работа по подготовке комсомольцев и молодежи частей корпуса к наступлению. С этой целью ему приходилось часто бывать в передовых подразделениях и собственным примером учить личный состав мужеству, героизму и стойкости.

Представляя Владимира Моисеевича к очередной правительственной награде, командование корпуса отмечало: «Тов. Губенков за короткий промежуток времени работая в политотделе корпуса показал себя исключительно энергичным работником. …тов. Губенков оказывает большую помощь комсомольским работникам в частях в создании наступательного порыва у комсомольцев и у всего рядового состава. В подготовке и в ходе выполнения боевой операции 2 бат. 963 сп. 274 сд тов. Губенков личным примером водил бойцов штурмового отряда для прорыва переднего края противника. А также принимал непосредственное участие в атаках на населенный пункт Посники и высоту 203,0».[7]  

Во время Смоленской наступательной операции части 36-го стрелкового корпуса в сентябре 1943 года участвовали в освобождении городов Ярцево и Смоленск. 26 сентября 1943 года Приказом № 0151 войскам 31-й армии за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, капитан В. М. Губенков был награжден орденом Красной Звезды. Вскоре ему было присвоено воинское звание «майор».

В последней боевой характеристике, датированной 23 октября 1943 года, сказано, что «Тов. Губенков, работая помощником начальника Политотдела корпуса по комсомолу, показал себя исключительно с положительной стороны. В частях корпуса много уделяет времени в оказании практической помощи помощникам начальников Политотделов дивизий по комсомолу и правильно нацеливает комсомольские организации на выполнение боевых задач, умело передает свой опыт комсомольской работы. В августовско-сентябрьских боях лично показывал мужество и героизм в борьбе с немецкими оккупантами. Умело организовывал комсомольскую работу в условиях наступательного боя, за что награжден орденом Красной Звезды. Тов. Губенков политически развит, дисциплинирован, энергичен, в бою смел и неустрашим. Морально устойчив, пользуется заслуженным авторитетом среди личного состава частей корпуса».[8]

В октябре 1943 года войска 31-й армии вышли на дальние подступы к г. Орше, превращенной гитлеровцами в мощный узел обороны на минском направлении. Здесь немецко-фашистским войскам удалось закрепиться на заранее подготовленном рубеже. Местность была выгодной для противника и крайне неблагоприятной для советских войск. В октябре–ноябре 1943 года дивизии 36-го стрелкового корпуса предпринимали неоднократные попытки освобождения города Орши от немецко-фашистских оккупантов. Все они закончились неудачно.

В начале февраля 1944 года перед частями корпуса вновь была поставлена задача по прорыву вражеской обороны. Начались тяжелые кровопролитные бои. Враг оказывал упорное сопротивление. Для поднятия боевого духа в наступающих частях многие политработники политотдела 36-го стрелкового корпуса были отправлены на передовую. 8 февраля 1944 года в одном из боев помощник начальника политотдела 36-го стрелкового корпуса майор В. М. Губенков был убит…

В представлении Владимира Моисеевича к последней правительственной награде сказано: «Работая на руководящей комсомольской работе тов. ГУБЕНКОВ своим личным примером показал мужество и геройство в борьбе с немецкими оккупантами. Во время форсирования реки Лучес он вместе с передовыми частями находился в  боевых порядках и своим личным примером увлекал бойцов по расширению плацдарма на западном берегу р. Лучес. 8 февраля тов. ГУБЕНКОВ как истинный патриот Социалистической Родины пал смертью храбрых в борьбе с немецкими оккупантами за нашу родную русскую землю».[9]

29 марта 1944 года Приказом № 0116 войскам 33-й армии за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, майор В. М. Губенков был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени (посмертно).

 

 

 

[1] Трофимов А.Я. «Дело полковника Малышева», «Рабочий путь», 29.08.1989г.

[2] Трофимов А.Я. «Каждая пять земли полита кровью советских воинов», «Рабочий путь», 05.05.1995г.

[3] Трофимов А.Я. «Вяземская трагедия», ж-л «Политинформация», 1990г., № 2, стр.38. [4] ЦАМО, Г.2522, № 1381654, личное дело Губенкова В.М., стр.7.

[5] Трофимов А.Я. «331-я Смоленская стрелковая дивизия», ж-л «Политинформация», 1975г., стр.22.

[6] ЦАМО, фонд 33, опись 682524, единица хранения 855.

[7] ЦАМО, фонд 33, опись 686044, единица хранения 427.

[8] ЦАМО, Г.2522, № 1381654, личное дело Губенкова В.М., стр. 14.

[9] ЦАМО, фонд 33, опись 686044, единица хранения 2673.

 

Бортаковский Т. В. «Сквер Памяти Героев». — Смоленск: «Маджента», 2013 г.

 

Назад

arxiv

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму