Губенко Антон Алексеевич

Губенко Антон Алексеевич


Губенко Антон АлексеевичГубенко Антон Алексеевич
12.02.1908-31.03.1939
Полковник
Награды: присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (1939 г.),
орден Ленина (1936 г.), орден Красного Знамени (1938 г.), китайский Золотой орден (1938 г.)

Антон Алексеевич Губенко родился 12 февраля 1908 года в деревне Чичерино Волновахского района Екатеринославской губернии. Он был седьмым ребенком в бедной крестьянской семье. В 1922 году умер от тифа отец, и Антон переехал к старшему брату в г. Мариуполь. Здесь он окончил семилетнюю школу, затем учился в Мариупольской профтехшколе, слесарничал. На лето Антон устроился охотником на дельфинов в рыболовную артель г. Туапсе.

Все время Антон Губенко мечтал стать летчиком. В мае 1927 года он был призван в Красную Ар­мию и по комсомольской путевке направлен в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков. Вместе с другими курсантами изучал механику, математику и теорию авиации. В 1928 году А. Губенко закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков и был направлен в Севастопольскую (Качинскую) военную школу летчиков. Здесь прошло становление летчика Антона Губенко. Он освоил самолет, учился летать в разное время суток и при любых погодных условиях под руководством известного в будущем лётчика-испытателя Героя Советского Союза П. М. Стефановского. Вспоминая о тех днях, Петр Михайлович писал позднее: «Антон Губенко был из числа нелегких курсантов. Своим устремлением вперед он опережал программу обучения, хотел летать и летать. Мне не раз приходилось предупреждать его за нетерпение. Он прекрасно знал теорию, великолепно летал. Думаю, что это качество у него было врожденным. Антон не уставал на аэродроме. Значит, он любил свою работу, любил авиацию. И еще один эпизод. Проверкой крепости чувств к профессии являются смелые и неожиданные потрясения. В авиации это аварии и катастрофы. Однажды после сильного дождя, не успев вовремя затормозить, Антон выкатился за полосу, попал колесами в яму, перевернулся и вообще-то чудом остался живым.

Мемориальная доска

Мы прибежали к самолету, увидели его висящим на парашютных ремнях головой вниз, и вместо ругани, обычной в таких ситуациях, он спросил: «Второй полет не сорвется?» Это был Антон Губенко с его неукротимой устремленностью в небо».[1]

В 1929 году, после окончания школы летчиков, Антону Губенко была дана такая аттестация: «Воля развита... Решителен, инициативен, сообразителен, упрям. Не всегда выдержан. К работе приступает с энергией, но скоро остывает. Вынослив. Впечатлителен. Характер не вполне сформировавшийся... В обстановке разбирается хорошо. Военной подготовки для занимаемой должности достаточно. Полученные знания может применить на практике и передавать другим. В дисциплинарном отношении требует руководства. Политически развит... Летает с охотой...».[2]

По личной просьбе Губенко был направлен служить на Дальний Восток. За время службы младшим и старшим летчиком, а затем и командиром звена оттачивал летное мастерство, упорно искал новые пути использования боевой техники. Став инструктором техники пилотирования, обучал летчиков эскадрилий приемам высшего пилотажа. Имел годовой налет 125 часов, из них 22 часа 41 минуту ночных, 15 часов высотных. Параллельно с этим одним из первых в авиаполку Губенко прыгнул с парашютом и стал инструктором по парашютному делу, обучая прыжкам других пилотов. Вот какая служебная аттестация была дана ему в то время: «Волевой командир. Много и успешно работает по воспитанию своего звена. Требовательный и заботливый к своим подчиненным. Хорошо подготовлен теоретически. Летает грамотно и с большим желанием. Звено хорошо натренировано в воздухе, по огневой подготовке имеет оценку «отличные стрелки». Сам командир является прекрасным примером в технике пилотирования и огневой подготовке».[3]

В апреле 1934 года старшего лейтенанта Гу­бенко перевели в Москов­ский военный округ и назначили командиром отряда 116-й истребительной авиационной эскадрильи. Перед тем как приступить к своим обязанностям, он выполнил перед подчиненными показательный полет. Будущий Герой Советского Союза, известный военный лётчик Борис Смирнов вспоминал: «Он взлетел и перед изумлёнными лётчиками проделал все фигуры высшего пилотажа. Самолёт описывал круги в чистом лазурном небе, бесшумно, оставляя звуки позади, стремительно нёсся к земле, на бреющем пролетал над аэродромом и, вновь вставая свечой, стремглав достигал необходимой для пилотажа высоты. Антон работал чисто, уверенно, вертко, как может общаться с машиной только большой мастер.

– Ещё один такой полёт, – подумалось мне тогда, – и этот дальневосточник превратит нас из лётчиков в подготовишек...»

Приземлившись, Губенко пообещал научить всех подчинённых тому, что умел делать сам. Он не обманул надежд лётчиков своего отряда – летал много, с большим упорством оттачивая элементы фигур высшего пилотажа, постигал новое в тактике боевого применения истребителя, обучал молодых пилотов искусству полета. Узнав, что летчики его отряда не особо любят и доверяют парашютам, добился того, что бы каждый совершил хотя бы один прыжок. Командование оценило старание молодого командира и назначило его начальником парашютно-десантной службы бригады. Осенью на окружных соревнованиях по парашютному спорту команда бригады, возглавляемая Губенко, заняла первое место, сам Антон стал чемпионом. Боевые задачи 1934 учебного года отряд старшего лейтенанта А. А. Губенко выполнил досрочно, стал отличным, переучился без аварий и поломок на новую технику.

Вскоре Губенко стал инструктором по технике пилотирования бригады, и ему было поручено испытание новых самолетов. Всего им было освоено 12 типов самолетов. Во время службы Губенко общался со знаменитыми летчиками Валерием Чкаловым, Анатоли­ем Серовым и продолжал учиться летному мастерству. Летом 1935 года старший лейтенант Губенко был назначен ведущим летчиком по проведению войсковых испытаний нового истребителя И-16. На завершающем этапе испытаний самолета Губенко выполнил полет на определение предельных перегрузок. Благодаря мастерству и самоотдаче Антона Губенко испытания самолета были выполнены на 1,5 месяца раньше срока.

Начальник политического отдела авиабригады Павел Котов сообщил в Москву: «На Н-ском аэродроме завершены войсковые испытания истребителя И-16 конструкции Н. Поликарпова Программа испытаний, рассчитанная на два месяца, была выполнена в течение девяти дней. Испытания проводил военный летчик А. Губенко, командир отряда, старший лейтенант. Лично им внесено несколько рационализаторских предложений по улучшению машины. Конструктор предложения одобрил и принял к производству.

Губенко А. А. — командир современной формации стахановец. Отлично пилотирует, воздушные бои — индивидуальные, групповые — ведет отлично. Стрельбы и бомбометание проводит на «отлично», новую матчасть освоил в совершенстве. За короткий срок сделал 2146 фигур высшего пилотажа. Аварий, поломок и вынужденных посадок за годы летной работы не имеет... Летал на 12 типах самолетов, общий налет 884 часа, имеет 2138 посадок. Отличный парашютист-инструктор, имеет 77 прыжков, в том числе 23 прыжка экспериментальных и 2 ночных. Как командир подразделения создает условия для развития стахановского движения и перехода от отдельных стахановцев к ударным экипажам и стахановским подразделениям».[4]

Согласно приказу командующего войсками Московского военного округа Антон Губенко во главе отряда летчиков на самолетах И-16 с демонстрационными целями  совершил перелет по маршруту Москва — Горький — Ленинград — Москва.

В мае 1936 года постановлением ЦИК СССР за выдающиеся успехи по овладению авиационной техникой, умелое руководство боевой и поли­тической подготовкой личного состава Антон Алексеевич Губенко был награжден орденом Лени­на. Столь высокой правительственной награды он был удостоен за проведенные испытания истребителя И-16.

Однажды Антон Губенко стал свидетелем аварии: во время проведения полетов молодой летчик при взлете не заметил находившийся впереди самолет и изрубил его хвост винтом. При этом истребитель виновника аварии практически не пострадал. Этот случай навел Губенко на мысль о возможном применении винта самолета в бою при крайней необходимости.

С 13 марта по август 1938 года в числе летчиков-добровольцев А. А. Губенко находился в Китае в составе Наньчанской истребительной группы под командованием подполковника А.С. Благовещенского. Здесь под именем Ло Сян он ока­зывал помощь китайскому народу в борьбе с японскими агрессорами. В Китае А. А. Губенко сдружился с Григорием Пантелеевичем Кравченко, прославленным советским летчиком, впоследствии дважды Героем Советского Союза. Дружба и взаимовыручка не раз спасали им жизни. В воздушном бою 29 апреля 1938 года истребитель старшего лейтенанта Кравченко был подбит, увидев это, Антон Губенко прикрыл его от атак самураев и сопроводил до места посадки. Позднее, 26 июня 1938 года, во время отражения налета японских бомбардировщиков, А. А. Губенко был сбит и выбросился из горящей машины на парашюте. Японские самолеты преследовали его и пытались расстрелять в воздухе из пулеметов. На помощь ему поспешил Г. П. Кравченко, охраняя друга, он прицельными очередями не давал возможности врагам приблизиться к снижающемуся на парашюте Губенко.

31 мая 1938 года японская авиагруппа из 18 бомбардировщиков и 36 истребителей совершила налёт на крупный промышленный центр Китая – город Ханькоу. Для отражения этого нападения в небо были подняты китайские и советские истребители. На одном из них летел Антон Губенко. Прикрываясь солнцем, он повел в атаку свое звено. Завязался упорный воздушный бой, в котором Губенко подбил один самолет. Во время боя было сбито 14 японских самолетов, но и наши ряды поредели на 2 истребителя. Не выдержав на­тиска, враг на­чал уходить на восток.

Вот как описывает произошедшее дальше сам А. А. Губенко: «В конце боя я повстречался с одиночным И-96. Зашел ему в хвост, прицелился и нажал на гашетку… пулеметы молчали, кончились патроны. …Было досадно упускать противника. Решил заставить его сесть на наш аэродром. Прибавив газу, пристроился рядом с И-96. Пилот, увидев меня так близко, испугался, лицо его побледнело, глаза забегали. Я погрозил ему кулаком и несколько раз ткнул рукой вниз, в направлении аэродрома. Мой противник понял, согласно закивал головой… У самой земли И-96 вдруг рванулся в сторону с намерением уйти от преследования. Патронов у него, вероятно, тоже не было. Я, пользуясь превосходством в высоте, снова настиг врага, теперь уже решившись идти на таран.

Сначала хотел рубить противнику хвост, но передумал и подвел пропеллер под элерон левого крыла. «Чиж» (самолет марки И-15, на котором летал Губенко) содрогнулся от удара. И-96 посыпался вниз, а мою машину забило, затрясло как в лихорадке. Я понял: деформирован винт. Уменьшил обороты мотора и на этом режиме дотянул и сел».[5]

Это был первый воздушный таран, совершенный в небе Китая. Всего за время нахождения в Китае с марта по август 1938 года Антон Алексеевич Губенко сбил 7 японских самолетов и за свой воздушный таран был награжден китайским Золотым орденом.[6]

Вот какая характеристика была дана А. А. Губенко по итогам боев в Китае: «Тов. Губенко является одним из выдающихся летчиков-истребителей, находившихся в «Зет» (примечание - условное наименование операции по оказанию военной помощи Китаю). За время боевой работы на фронте проявил себя как исключительно смелый, отважный и храбрый летчик.

В бою 31.5.38 года при отказе пулеметов винтом таранил самолет противника, сбил его и благополучно произвел посадку на свой аэродром.

26.6. в первом бою сбил японский истребитель, а во втором неравном бою в тот же день был сбит сам, но спасся на парашюте.

18 июля, выручая товарищей, один дрался с шестью истребителями противника. Сбив одного из них, невредимым вышел из боя.

В бою 29 июля один дрался с тремя японскими истребителями и этим спас от гибели нашего бомбардировщика, атакованного истребителями противника при бомбометании по кораблям.

Несмотря на болезненное состояние после прыжка с парашютом, тов. Губенко смело дрался во всех последующих боях до вызова его на Родину.

Тов. Губенко лично сбил семь японских истребителей. По своим деловым, боевым и политическим качествам достоин присвоения звания Героя Советского Союза».[7]

Возвратившись в августе 1938 года в Москву, А. А. Губенко узнал, что ему, капитану, присвоено внеочередное воинское звание «полковник». 8 августа 1938 года в Управлении ВВС ему сообщили о назначении заместителем командующего авиацией Белорусского Особого военного округа. В начале сентября 1938 года Антон Алексеевич прибыл в Смоленск, где прошла вся его оставшаяся служба.

Здесь в середине ноября 1938 года Губенко узнал, что за мужество и личную храбрость, проявленные при выполнении специального задания правительства в Китае, он был награжден орденом Красного Знамени.[8] В газетах «Правда» и «Красная звезда» появились его фотографии.

Все время нахождения в Смоленске на должности заместителя начальника ВВС Белорусского особого военного округа Антон Алексеевич посвятил повышению боевой выучки личного состава. Постоянно бывал в частях, подразделениях и трудовых коллективах, рассказывал о своем боевом опыте и осваивал новую технику.

Указом Президиу­ма Верховного Совета СССР от 22 февраля 1939 года за образцовое выполнение специальных заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и за проявленное геройство, полковнику Губенко Антону Алексеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Этой вы­сокой награды он был удо­стоен за бои в небе Китая и за воздушный таран, совершенный под г. Ханькоу 31 мая 1938 года.

7 марта 1939 года в Кремле Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин вручил А. А. Губенко Грамоту о присвоении высокого звания Героя Советского Союза и орден Ленина.[9] В составе делегации Военно-воздушных сил полковник Губенко приветствовал XVIII съезд партии и вскоре возвратился в Смоленск.

31 марта 1939 года полковник А. А. Губенко на аэродроме г. Смоленска отрабатывал новый метод нанесения штурмового удара по противнику самолетом-истребителем. Погода была плохая, временами шел снег. Бывший тогда руководителем полетами летчик-истребитель Н. И. Алабин вспоминает: «Полковник Губенко, сделав над аэродромом небольшой круг, вышел на боевой курс. Летчик изумил нас точностью и беспримерной дерзостью, на протяжении полета держал всех в крайнем напряжении. Истребитель, устремленный на мишень, в крутом пикировании несется к земле так близко, что захватывает дух. Мгновение – и у стволов пулеметов вспыхивают ярко-красные языки мечущегося пламени. Трассирующие пули мерцают в сером небе огненным пунктиром. Дробно гремят пулеметные очереди. Лишь у самой земли самолет выходит из пикирования, на бреющем полете с ревом проносится мимо нас и тут же вихрем взмывает вверх. В перевернутом полете вплотную прижимается к облакам, словно утюжит их. Прошло всего несколько секунд, и истребитель вновь атакует цель. Снова гремят пулеметные очереди. Под проливным дождем пуль вскипает промерзшая земля. Неожиданно обвислая седая прядь облака накрыла самолет, и он исчез в серой мгле. Не дойдя до расчетной точки, истребитель вынырнул из облаков и тут же в третий раз ринулся вниз на штурм цели. Однако мишень оказалась позади. Губенко отклонил самолет. Отыскал цель. Пулеметы выбросили стайку пуль. В следующее мгновение краснозвездный самолет, круто выгибая глиссаду полета, рванулся из пикирования, вышел в горизонтальное положение, но, проседая, с большой скоростью ударился о землю, подпрыгнул и взорвался... ».

В Приказе наркома обороны СССР от 04.06.1939 г. № 70 указывалось: «Число летных происшествий в 1939 году, особенно в апреле и мае месяцах, достигло чрезвычайных размеров. За период с 1 января до 15 мая произошло 34 катастрофы, в них погибло 70 человек личного состава. За этот же период произошло 126 аварий, в которых разбит 91 самолет. Только за конец 1938 и впервые месяцы 1939 гг. мы потеряли 5 выдающихся летчиков — Героев Советского Союза, 5 лучших людей нашей страны — тт. Бряндинского, Чкалова, Губенко, Серова и Полину Осипенко…

Герой Советского Союза заместитель командующего ВВС БОВО полковник Губенко, прекрасный и отважный летчик, погиб потому, что производил на И-16 полет высшего пилотажа на недопустимо низкой высоте. Полковник Губенко, невзирая на свой высокий пост заместителя командующего воздушными силами военного округа, невзирая на то, что еще накануне своей гибели, проводя совещание с подчиненными ему командирами авиабригад по вопросам аварийности в воздушных силах, сам указывал на недисциплинированность как главную причину всех несчастий в авиации, допустил лично недисциплинированность, граничащую с преступлением. Полковник Губенко обратился к командующему войсками БОВО командарму 2 ранга т. Ковалеву с просьбой разрешить ему полеты высшего пилотажа с использованием взлетных полос. Командующий Белорусским особым военным округом командарм 2 ранга т. Ковалев категорически запретил полковнику Губенко летать. И все же Губенко не только грубо нарушил прямой приказ своего высшего и прямого начальника, но одновременно нарушил все приказы и наставления по полетам, начав высший пилотаж на недопустимо низкой высоте.

…случай гибели Героя Советского Союза Губенко, является ярким свидетельством того, что нарушение правил полетной работы не может пройти безнаказанно ни для кого, в том числе и для самых лучших летчиков, каковыми в действительности и являлись погибшие товарищи Губенко, Серов и Полина Осипенко».[10]

    Первоначально Герой Советского Союза полковник А.А. Губенко был похоронен в Смоленске на кладбище «Клинок» у католического костёла (ул. Урицкого). 13 августа 1971 года со всеми воинскими почестями его останки были перезахоронены у крепостной стены в сквере Памяти Героев.

Именем А. А. Губенко названы улицы в го­родах Смоленске и Мариуполе. На здании мариупольского профессионально-технического училища установлена мемориальная доска. Средняя школа № 3 в городе Мариуполе носит имя А. А. Губенко.

 

 

 

[1] Митрошенков В. А. «Антон Губенко», М.: «Молодая гвардия», 1977г., стр.39-40.

[2] Там же, стр.41.

[3] Костерин С. “Таран в небе Китая”, Хабаровск, 1980г., стр. 49-50.

[4] Митрошенков В. А. «Антон Губенко», М.: «Молодая гвардия», 1977г., стр.59.

[5] “В небе Китая 1937 - 1940г.”, Москва, 1980г., стр. 243-244.

[6] Там же, стр. 11.

[7] Митрошенков В. А. «Антон Губенко», М.: «Молодая гвардия», 1977г., стр.117-118.

[8] Костерин С. “Таран в небе Китая”, Хабаровск, 1980г., стр. 69.

[9] Медали «Золотая Звезда»  Героя Советского Союза тогда еще не существовало, она была учреждена 1 августа 1939г.

[10] «Приказы народного комиссара обороны СССР. 1937 - 21 июня 1941г.», М.: «Терра», 1994г., Т. 13 (2—1), стр. 102-110.

 

Бортаковский Т. В. «Сквер Памяти Героев». — Смоленск: «Маджента», 2013 г.

Назад

arxiv

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму