Хронологический очерк истории партизанской дивизии "Дедушка"

Хронологический очерк истории партизанской дивизии "Дедушка"

...2 октября фашисты, начав операцию «Тайфун», целью которой был захват Москвы, активизировали боевые действия на рубеже Ярцево—Ельня. 8-ю Краснопресненскую стрелковую дивизию перебрасывают 2 октября в Ельнинский район, к Уварову, где она участвует в боях. До 5 октября их еще сдерживали, 20-я армия 5-го оставляет Устром, 7 октября положение резко обострилось — была перерезана дорога Ельня—Вязьма в районе Волочка и Подмошья, под такой же угрозой оказалась и дорога Дорогобуж—Вязьма. Советские войска в ночь на 8 октября оставляют Дорогобуж, среди них 7-я дивизия народного ополчения Бауманского района Москвы, а 8 октября в город вступили фашисты. Часть населения пыталась уйти вместе с отступавшими войсками, но большинство вынуждено было вернуться. Войска, отступавшие по дороге Дорогобуж — Вязьма (участок Старой Смоленской дороги), непрерывно подвергались авианалетам, немецким атакам, а под Вязьмой попали в окружение. Так же опасна была дорога Ельня—Вязьма, проходившая по территории Дорогобужского района через Волочек. В районе Волочка полегла 9-я дивизия народного ополчения, у деревни Гаврюково 7 октября погиб командующий 24-й армией К.И. Ракутин. В Вяземском котле оказались 38-я, 108-я и 112-я стрелковые дивизии 16-й армии, 73-я, 129-я, 144-я, 229-я стрелковые дивизии 20-й армии, среди окруженных были также 7-я и 8-я дивизии народного ополчения 32-й армии. Большая часть личного состава этих соединений попала в плен или погибла в боях. Вскоре от Вязьмы к Смоленску через Дорогобужский район потянулись колонны конвоируемых военнопленных. Фашисты расстреливали отстающих, много их было убито на большаке у деревни Абрамово. В колоннах и лагерях уничтожали командиров, коммунистов, комсомольцев.

В Дорогобужском районе начался фашистский «новый порядок» с реквизициями, принудительным трудом, лагерями для военнопленных и гражданского населения, террором, угоном в Германию. Расстрел или повешение полагалось за хранение оружия, радиоприемников, недоносительство, укрывательство красноармейцев, покидание населенного пункта и нарушение комендантского часа (с 8 вечера), помощь партизанам, повреждения проводов и диверсии; если не найдут виновников взрыва, нападения, порчи железной дороги или телефонных проводов, то следовало повешение заложников. Дорогобуж получил бургомистра — предателя Капранова (не из местных), сельсоветы были переименованы в волости во главе со старшинами, в деревнях появились старосты, полиция и немецкие гарнизоны. В Дорогобуже фашисты разместили, по разным источникам, запасной пехотный полк (запасной артиллерийский полк СС ?), литовский батальон, роту полиции, роту охранного батальона (комендантскую роту ?), к январю 1942 г. для борьбы с партизанами появляются финский легион (до 2 рот), карательный отряд СД, подразделения заградительного полка СС. По максимальным оценкам, гарнизон насчитывал до 1,5–2,5 тыс. военных. Не все подразделения были укомплектованы полностью, некоторые из них стояли мелкими гарнизонами в деревнях. Все части находились в подчинении у коменданта Дорогобужа, эсэсовца оберштурмбанфюрера Дортмюллера.

Этим силам противостояли партизаны. К сожалению, многое пришлось делать заново в организации партизанского движения. Заранее был создан партизанский отряд из районного актива под командованием Деменкова, но фотоснимки с присяги партизан публиковались центральными газетами, что нарушало секретность. В первый же день оккупации, при выдвижении на базу в подмошьевские леса (базу выбрали на острие удара немцев), отряд был рассеян и разбит. При этом погибли члены бюро райкома партии Апросин, Коновалов, попал в плен Сальников.

Для руководства партизанами и подпольем формируется подпольный райком партии. В него вошли 1 секретарь райкома И.А. Булейко, заведующий военным отделом райкома И.И. Анютенков, председатель райисполкома И.И. Дворецкий, начальник милиции Ф.Н. Деменков, секретарь комсомола Е.П. Симонова. Бюро райкома собиралось 10 ноября в Абрамово и 20 ноября в Ленкино, район для работы разделили на 5 участков.

К декабрю в большинстве деревень района самоорганизовались многие десятки партизанских отрядов и групп. Основу их составили окруженцы (большей частью из Вяземского котла, среди них немало местных уроженцев), выхваченные из лагерей и колонн военнопленных дорогобужанами (немцы разрешали забирать родственников, поэтому женщины и дети спасали, кого могли), коммунисты и комсомольцы (их осталось 105 и 600); руководили офицеры, партийно-советско-милицейский актив. Встречаясь на вечеринках в деревнях, окруженцы и местные жители договариваются об организации партизанских групп, собирают оружие. Вначале эти небольшие коллективы больше напоминали группы самообороны, они были дружны с населением своей деревни и охраняли ее, жили у хозяев по хатам. Со временем элементы местничества преодолеваются, из групп нескольких деревень создаются партизанские отряды. Наводится дисциплина, налаживается охрана деревень и контроль населения (последняя мера во избежание предательства), группы занимают отдельные избы. Истребляются бродячие отряды мародеров и уголовников из русских, начинаются нападения на небольшие немецкие обозы. Прекращаются расстрелы без приказа командования, запрещаются несанкционированные изъятия продовольствия у населения.

В налаживании партизанского подполья большое значение имела выдающаяся работа нескольких человек. Время становления партизанских отрядов — легендарный, эпический период. У советских граждан, оказавшихся в оккупации, не было достоверных источников информации. После неудач нашей армии, в условиях массированной фашистской пропаганды и террора у многих пропала надежда, жизненные ориентиры. Перед людьми встала единственная цель — выживание. Многие сотни стремились к этому любым путем, из идейных или меркантильных соображений стали верно служить фашистскому режиму. За вознаграждение, за корову предавали даже старики, женщины, дети. В людей было необходимо вдохнуть надежду, что еще жива Красная Армия и она бьет фашистов, что придет освобождение. Любая весть о сопротивлении фашистскому режиму в нашем крае поддерживала надежду, обрастала массой фантастических подробностей и становилась легендой, передаваемой из уст в уста. Война выигрывается не только техникой или людской массой, немалое значение имеет пропаганда и боевой дух. Время требовало людей‑легенд, и они появились.

В Козловке объявился 53-летний Василий Исаевич Воронченко, беспартийный, инженер, старшина-ополченец. Выглядел он как старик, с бородой и палкой, но глаза были притягательными и умными, в разговорах осторожен. Пошел и укрепился слух, что он то ли представитель ЦК партии, присланный поднимать партизанское движение, то ли большой военный чин, генерал. С помощью комиссара Силантьева, комсомольского вожака Дуси Симоновой, в открытую не противореча легенде, ему удалось собрать в соединении «партизанские отряды "Дедушка", названном так по прозвищу Воронченко, до двух десятков партизанских коллективов. Умный и осторожный, он редко шел напролом, стремился избегать больших потерь, берег бойцов. За плечами Воронченко был большой опыт участия в I мировой и Гражданской войнах. После войны, узнав о потере многих товарищей, о гибели партизанской дивизии, Василий Исаевич глубоко переживал и был возмущен тем, что выходившие к линии фронта войска бросили партизан.

Калугин Александр Трофимович, старший сержант, в РККА с 1939 года, участник боев у Халхин-Гола; как курсант спецшколы РККА обладал бесценным опытом и знаниями в области разведки, диверсий, идеологической войны. С начала войны и до октября не раз засылался командованием с группой курсантов для ведения разведки и прочих видов спецопераций. Оказавшись в отрыве от советских войск, в тылу врага, создает из окруженцев даже не партизанский отряд, а воинскую часть из нескольких рот, с армейской дисциплиной, дислокацией в одном месте. Была налажена связь с командованием, велась разведка в Дорогобужском и соседних районах, созданы несколько групп для диверсий на шоссейных и железных дорогах. Освобождаются военнопленные и включаются в отряд. Для привлечения окруженцев, поднятия боевого духа он появляется на вечеринках в деревнях в мундире старшего офицера и со Звездою Героя Советского Союза. Так создавалась легенда, что часть Калугина — прорвавшаяся из-за линии фронта, рейдирующая. По мнению Калугина, такое «самовозвышение» в плане лично себя (звание, награда) и отряда являлось необходимым, ведь тогда было критическое для страны время и любой метод был хорош. И легенда работала на отряд: шли люди, а фашисты боялись неуловимого и дерзкого «Урагана» и его отряда. Если для Воронченко была характерна осторожность, то для Калугина — просчитанный риск. Отряд назвали «Ураганом» в память погибшей радистки с позывным «Ураган», которая воевала в разведгруппе Калугина в первые месяцы войны. Со временем название отряда перешло и на командира.

Б.М. Волин, старый большевик, литератор, историк, выступал с лекциями на фронте и оказался в окружении. На допросе у коменданта Дорогобужа Борис Михайлович выдал себя за своего знакомого, профессора К.П. Новицкого. Комендант поверил в легенду об инспектировании профессором военных госпиталей и даже пошел навстречу, дав разрешение на организацию госпиталей для русских военнопленных. Волин сумел организовать в Ставкове, Михаиловском, Ново-Михайловском, Крутом и других местах госпитали, сам находился в Крутом. Из госпиталей по излечении сотни красноармейцев переправлялись к партизанам. К началу февраля 1942 г. фашисты заподозрили Волина — он перебрался в «Ураган».

Неизмерим подвиг Евдокии Павловны Симоновой, вожака комсомола Дорогобужского района. По сути дела, большая часть работы подпольного райкома партии лежала на ее плечах. Когда Булейко настолько глухо законспирировался, что о нем ничего не было слышно, когда другие члены бюро райкома находились в отрядах и избегали лично налаживать связи, боясь быть узнанными, бесстрашная 25-летняя девушка буквально исколесила весь район. Она многократно бывала в селах, отрядах, Дорогобуже, создавала партизанские группы из комсомольцев, была заместителем Воронченко и сколачивала партизанские отряды «Дедушка», сформировала комсомольское подполье в селах и Дорогобуже, связала подпольщиков с партизанами, наладила координацию действий крупных отрядов перед взятием партизанами Дорогобужа. Евдокия до конца оставалась вожаком молодежи, народным героем и приняла геройскую смерть от рук фашистов.

Заслуженным авторитетом пользовался Феоктист Николаевич Деменков, бывший начальник районной милиции. В августе засылался в тыл противника, командовал истребительным батальоном и затем партизанским отрядом из районного актива. Неудачи (дважды плен, разгром отряда немцами) не сломили его, Деменков в декабре создает отряд, проводит совещания, нацеливает коммунистов на создание партизанских групп. В дальнейшем он командует коммунистической ротой, комиссар в «Урагане», затем комиссар в партизанской дивизии, 1 секретарь Дорогобужского райкома партии в освобожденном крае. Человек настойчивый, с завидной работоспособностью. После разгрома фашистами партизанского края командует отрядом «Гроза», погиб в бою.

Самым крупным партизанским формированием в районе стал объединенный партизанский отряд «Дедушка» (командир В.И. Воронченко, комиссар П.Ф. Силантьев). Штаб дислоцировался в Козловке, затем в Дубровке, Фомине. Отряд был создан 2 ноября, в этом же месяце группы отряда из Проконина, Озерища, Фомина и Каськова уничтожили немецкий отряд под Озерищем (убито 22 фашиста), совершили налет на Басманово, где погибло 18 немцев; 20 декабря к отряду «Дедушка» присоединились практически все остальные отряды юго-западной части района. В объединенный партизанский отряд «Дедушка» входили отряды П. Федонина (Проконино), С. Гришина (Фомино, 280 бойцов, особый отряд при штабе), Г. Барсукова (Озерище), В.Гусарова (Каськово, 130 человек), С.Никулина (на территории Усвятского, Семендяевского, Быковского и Слободищенского сельсоветов, вырос с 50 до 250 человек), Т. Бекетова (Кузино), А. Богинского (Ивашутино, 200 партизан), В.Гудимова (небольшой комсомольский отряд в Яковлево), А. Козлова (Горня, 300 человек), М. Базарова (Болотово и Федоровка, 180 бойцов, влились отряды В. Седуна и Ф. Махова, более 100 человек), А. Ермакова (комсомольская группа в Выползово, включены в отряд Гришина), отряд Н. Железнова (Семендяевский и Усвятский сельсоветы, влились группы Семенова и Бекмуратова), Г. Авсеева (Ходюшино). Глинковские партизаны были представлены отрядами Токарева (Березкино, около 50), В.Попенко (Антипино, 200 партизан), И. Комарова (Фенино, отряд вырос до 100 человек). На западе района действовали небольшие отряды А.Демченкова (Новоселье, комсомольцы), Г. Масенкова (Боровка), они взаимодействовали с крупным отрядом Г. Юрченко из Елчи Кардымовского района (вместе до 300 человек). Таким образом, «Дедушка» с ноября по декабрь 1941 г. вырос с 200 до 1–2 тысяч активных бойцов.

В секторе Подмошье, Городок Дорогобужского района — Мархоткино, Митишково, Красная Нива Ельнинского района действовал созданный в ноябре 1941 г. Федором Даниловичем Гнездиловым отряд «ФД» (Феликс Дзержинский). К январю он вырастает до 400 человек, в феврале 1942 г. реорганизуется в партизанский батальон и вскоре в полк из 4 батальонов.

В ноябре 1941 г. в округе села Бизюково возник партизанский отряд А.И. Михальцова, около 50 бойцов. У него не было устоявшегося названия, позднее возобладало название «Мститель».

В округе Бражина образовалась группа А. Селиванова, на ее базе вырос отряд «Чайка», около 50 партизан, командовали М. Гостевских, П. Борисов.

Рядом с «Чайкой», у Березовки, размещался более крупный партизанский отряд «Дед» В.А. Киселева. «Чайка» и «Дед» взаимодействовали, у них имелись пушки и минометы.

Партизанский отряд «Ураган» А.Т. Калугина возник в Издешковском районе 20 октября. В ноябре отряд перебирается в Холмецкий сельсовет Дорогобужского района. Комиссаром был М. Шарапьев, начальником штаба Н.М. Неверов, затем П.В. Иванов. Шарапьев вскоре схвачен немцами и казнен. Отряд базировался на Митюшино, учебная рота — в Купелищах. К январю 1942 г. было 3 боевых роты из воронежцев, уральцев и казанцев, еще одна рота выполняла задание в Издешковском районе. 2 января отряд Ф.Н. Деменкова из Абрамова (26 чел.) вошел в «Ураган» как коммунистическая рота. Из крупных акций следует упомянуть нападение группы Изоренко на конвой, закончившееся освобождением более 150 военнопленных; группа Шнайдера, возвращаясь из Кардымова, напала на обоз и уничтожила 40 немцев. В январе из рот начинают формировать два батальона, 1-й возглавил В. Осокин, 2-й И. Угаров. В 1-й батальон вошла группа самообороны из Елисеенок, Коржавина, Молодилова (И.И. Анютенков, А.П. Кабанов, 72 человека), во 2-й батальон — отряд А.И. Новикова из Ново-Михайловского. При отряде имелся даже музыкальный взвод.

В населенных пунктах связь с партизанами держит подполье. В подполье первая роль принадлежит молодежи, комсомольцам. Они распространяют листовки, срывают мероприятия фашистов, собирают оружие, разведданные и передают партизанам; организуют поджоги, укрывают партизан. Только молодежь освободила 500 военнопленных, собрала на местах боев около тысячи винтовок, к весне 1942 г. в партизанские отряды вступило около 750 юношей и девушек. В Дорогобуже в интересах партизан действовала подпольная комсомольско-молодежная организация «Юная Гвардия» (руководители С. Иванов, Н. Пчелин, Д. Кириллов, поставляли разведданные «Урагану»). 6 февраля 1942 г., незадолго до освобождения города, фашисты схватили участников «Юной Гвардии» Н. Пчелина, Д. Кириллова, В. Иванова, В. Степочкина, В. Ермакова, О. Тимощенкову, а затем и расстреляли их. Погибшие были представлены к званию Героя Советского Союза, но документы затерялись при выходе из партизанского края корпуса Белова.

В первой половине января 1942 г. войска Калининского и Западного фронтов начали Ржевско—Вяземскую операцию, целью которой было окружение и ликвидация фашистской группировки в районе Вяземского выступа. С юго-востока, из района Юхнова, к Вязьме прорывались 33 армия М.Г. Ефремова, 1 гвардейский кавалерийский корпус П.А. Белова, выбрасываются бригады 4 воздушно-десантного корпуса А.Ф. Казанкина. Сил явно не хватало, крупная наступательная операция вылилась затем в рейд соединений по фашистским тылам.

Приближение частей Советской Армии вдохновило дорогобужан, дало надежду; партизанские отряды активизируют боевые действия.

Из всех отрядов района радиосвязь с Военным Советом Западного фронта была лишь у «Урагана», оттуда поступает 2 января радиограмма: готовить район для принятия авиационного десанта. В конце месяца батальон Осокина встречает десант из 8 воздушно-десантной бригады 4 воздушно-десантного корпуса. Несколько травмированных при приземлении десантников были приданы «Урагану», остальные отправились выполнять собственную задачу в направлении Вязьмы. С десантниками передали устный приказ Попова из Штаба партизанского движения: «Урагану» штурмом овладеть Дорогобужем. Попову радировали, что для этого нет сил. В городе находилось более 500 фашистов, 10 пушек, 20 бронемашин, 15 автомобилей, 10 мотоциклов, по городу разместили 40 пулеметных точек. В «Урагане» создают 4 диверсионные группы (одна действует на железных дорогах, три — на шоссейных), основным районом диверсий стал сектор Сафоново с железной дорогой и шоссе, по которым шла помощь фашистам под Вязьму. В Полибино к середине января сформировали 2 батальона, каждый по 4 роты, были также отдельные подразделения: рота Деева в Шилове Семлевского района и рота Василевского в Белой Гриве Глинковского района. Отряд Деменкова, 2 января перешедший под командование Калугина и сведенный в коммунистическую роту, 29 января уничтожает немецкий гарнизон в Болдино, погибло около 10 немцев. Коммунистическая рота передислоцируется к основному гарнизону, а Деменков становится комиссаром «Урагана». С очищением Болдино 29 января была провозглашена советская власть в Холмецком, Сенском, Кряковском сельсоветах. Вскоре разведывательный отряд 1 гвардейского кавалерийского корпуса вышел к месту дислокации «Урагана». Это сильно подняло дух бойцов, Калугин и Деменков начинают вынашивать идею взятия Дорогобужа.

Все надеются, что освобождение близко. Еще 14 января сессия Крутовского сельсовета заявила о восстановлении советской власти. В середине января 1942 г. отряды А. Демченкова, Г. Масенкова и Г. Юрченко у Ковалей не пропустили батальон карателей, отогнали его к Челновой. Этим было закончено освобождение большой территории от Соловьевой переправы до Ужи, и на 16 января сессия Балакиревского сельсовета объявила о восстановлении советской власти. Отличившиеся отряды объединились в отряд под командованием Г.Юрченко. Процесс стал необратимым: объединяются и растут отряды, в сельсоветах восстанавливается советская власть, фашисты изгоняются с дорогобужской земли.

Немецкий комендант Дорогобужа принимает свои меры: издает приказ об обязательной регистрации всех военнопленных и мужчин старше 16 лет. Регистрация намечалась на 27 (25?) января — 6 февраля. Многих партизаны и подпольщики от явки отговорили, тогда фашисты начали хватать всех мужчин и помещать их в специально созданные лагеря в Афанасьевской церкви Дорогобужа и в телятниках совхоза им. Фрунзе. Только в совхозе им. Фрунзе за колючей проволокой оказалось около 900 человек. Кроме того, использовались застенки в доме инвалидов и концлагерь на западной окраине города в здании тюрьмы. Фашистская акция вызвала негодование и ускорила приток добровольцев в ряды партизан.

В районе 30–31 января в «Ураган» вместе с Симоновой прибывает Булейко и от имени подпольного райкома ориентирует отряд на взятие Дорогобужа. В Бражино 2 февраля состоялась встреча Воронченко и Калугина, решено громить фашистов сообща, наладив координацию совместных действий. Присутствовали Селиванов из «Чайки», Симонова, Деменков. Калугин и Деменков предложили штурм города, предваренный взрывом склада боеприпасов и освобождением военнопленных из лагеря в совхозе им. Фрунзе. Воронченко этот план отклонил, поскольку тот мог привести к большим потерям, и предложил выманить немцев из города и там разгромить по частям. 3 февраля разведчицы Лена Киселева и Маша Громова сообщили в «Ураган» об изменениях в гарнизоне Дорогобужа: у немцев осталось 6 орудий, 5 автомобилей, 1 мотоцикл, 40 пулеметных точек и лишь 150 боеспособных солдат — гарнизон стал много слабее. В этот же день в город прибывает часть 155-го карательного батальона, в перспективе ожидается прибытие войск полевой жандармерии. Нельзя было терять время, следовало воспользоваться слабостью гарнизона. Тогда же, 3 февраля, в «Ураган» пришел приказ из штаба 1 гвардейского кавалерийского корпуса развернуть широкие боевые действия от Дорогобужа и Сафонова в сторону Вязьмы.

Срочно посылаются связные из «Урагана» в «Дедушку» и в отряд «Дед». 5 февраля прибывают Киселев, Воронченко. Был утвержден совместно выработанный план уничтожения немецкого гарнизона города. Общее командование возложено на «Ураган», Калугин отдает приказ: «Дедушка» блокирует дороги из города на Смоленск и Ельню; «Дед» Киселева — дорогу на Вязьму; силами коммунистической роты «Урагана» усилить группы самообороны в деревнях вокруг Дорогобужа; 1-му батальону Осокина занять Морозово на большаке Дорогобуж — Сафоново; снабдить оружием военнопленных в совхозе им. Фрунзе; обозначить появление партизан в Ново-Михайловском, устроить там засаду силами 2‑го батальона «Урагана», а при появлении карателей из Дорогобужа уничтожить их; взорвать артсклад под Дорогобужем. Решающие действия планировались на 7 февраля.

Принятый план начинает реализовываться, перекрываются дороги, но 7 февраля у Калугина в руках при подгонке к гранате сдетонировал взрыватель, Калугин потерял 2 пальца и временно выбыл из строя. Командование принимает Деменков, обязанности комиссара берет на себя Булейко, решающие действия переносятся на 14 февраля.

Партизаны не пропускают немецкие подразделения к Дорогобужу, пытаются выманить войска гарнизона из города и разбить их. Приведем краткую сводку боевых действий. «Чайка» 7 февраля захватывает Бражино, Еловку, затем вместе с «Дедом» берет Березовку, уничтожив 35 фашистов. 6 февраля отряд Никулина в Быково уничтожил 6 фашистов, он же с отрядами Юрченко и Демченкова 8 февраля в Челновой помог найти конец 13 гитлеровцам, 9 февраля отряд Никулина у Михайловки оставил 5 немецких трупов. 7 февраля 2-й батальон «Урагана» под командованием Угарова в засаде в Ново-Михайловском уничтожил 42 карателя, а 6 бежало в Дорогобуж. Но были и неудачи: 7 февраля в Выползово ворвались каратели, погиб А.Т. Ермаков и часть его взвода, в этот же день 1-й батальон Осокина из «Урагана» выдвинулся на восточную окраину города для штурма, но на позицию не вышли бойцы «Деда», и операция сорвалась. 12 февраля было 2 удачных операции: отряд Гусарова вывел из строя 20 фашистов, а у Яковлево было убито 17 немцев.

13 февраля командование «Урагана» отдает приказ по уничтожению гарнизона: отряду «Дедушка» приказано блокировать дороги из города на Ельню и Смоленск, взорвать склад с артиллерийскими боеприпасами на Вышегоре у юго-западной окраины города; отряд «Дед» блокирует дорогу на Всходы (через Березовку, Бражино); начальник штаба «Урагана» с приданным взводом контролирует дорогу на Вязьму и при оставлении немцами Дорогобужа должен занять город; 2-й батальон «Урагана» находится в Ново-Михайловском и отсекает Бельский большак; 1-му батальону Осокина из «Урагана» оседлать в Морозове большак на Сафоново, уничтожить немецкую колонну из Сафонова (13 февраля партизаны перехватили разговор по телефонному проводу между комендантами Дорогобужа и Сафоново, дорогобужский гарнизон самым паническим образом просил подмоги и готовился к эвакуации), также уничтожить немецкий гарнизон при отступлении из города. Деменков, отдавая приказ, понимал политическое значение занятия города партизанами, видел выгоду занятия Дорогобужа как будущей партизанской базы (в городе имелись крупные запасы продовольствия, военная техника и боеприпасы); Дорогобуж мог послужить конечной цели партизан как база для взятия Сафонова и железнодорожной станции при Сафонове для оказания помощи войскам, сражающимся под Вязьмой. Для уничтожения гарнизона Дорогобужа имелись все возможности, гарнизон от силы мог выставить два развернутых батальона, но и эти силы резко уменьшились: по немецким сводкам, от партизанских операций за 2 недели, к 13 февраля, погибло 134 солдата из гарнизона.

13 февраля партизаны «Дедушки» из групп Базарова и Гудимова взорвали немецкий склад в Вышегоре, содержавший около 50 вагонов артиллерийских боеприпасов. При взрыве погиб выдвинувшийся к Вышегору немецкий патруль. Далеко было видно огромный столб дыма и огня, в городе во многих домах вылетели стекла. Среди немцев начался переполох, отдельные подразделения на санях пытались покинуть город. Одна колонна (до 200 солдат) пыталась пробиться через Яковлево, но, встреченная партизанами групп Базарова и Гудимова, оставив более 50 трупов, завернула назад. Еще один отряд в 47 карателей попробовал уйти через Березовку, но был полностью уничтожен «Дедом» и «Чайкой». Имелся и случай предательства: подразделение Морозова из «Урагана» должно было стеречь большак из Дорогобужа на Ярцево, но изменники оставили дорогу открытой, пришлось это направление прикрыть отрядом Михальцова из Бизюкова.

14 февраля большая немецкая колонна выдвинулась в сторону Березовки, но ее встретили отряды «Чайка» и «Дед», поддержанные партизанской артиллерией и группами Базарова и Гудимова. Оставив более 20 трупов, колонна вернулась в город. У Морозова, как и было задумано, батальон Осокина перехватил колонну из Сафонова, шедшую на помощь дорогобужскому гарнизону, 60 гитлеровцев сопротивлялись отчаянно, бой затянулся до вечера и продлился на следующий день. В ночь на 15-е группа бойцов «Урагана» проникла в город и забросала гранатами заградкомендатуру на восточной окраине.

Нервы у фашистов не выдержали: подозревая измену, немцы расстреляли всех 22 полицейских Дорогобужа, в том числе и их начальника Шмелева.

Утром 15 февраля остатки гарнизона — около 400 гитлеровцев, собрав 78 подвод с награбленным и 70 саней, покидают город в направлении Сафонова, через Морозово. По краям и в хвосте колонны бежали советские военнопленные — около 300 человек из концлагеря в совхозе им. Фрунзе, взятые фашистами для прикрытия в качестве живого щита. В Морозове в это время находился 1-й батальон Осокина из «Урагана», Осокин менял местоположение командного пункта, и часть бойцов снялась с позиций, посчитав, что операция закончена. На позициях остался лишь Деменков с горсткой бойцов, они оказались в трудном положении — под перекрестным огнем немцев из Сафонова и Дорогобужа. Но вернулись оставившие позиции, из Ново-Михайловского подоспел батальон Угарова. После нескольких часов боя фашисты бросили весь обоз, пленных, оставили 70–85 трупов и проселком по глубокому снегу бежали через Петраково в Сафоново. В это же время 3 офицера из охраны концлагеря в совхозе имени Фрунзе пытались самостоятельно уйти по Ярцевской дороге, но были около Бобоедова перехвачены и застрелены отрядом Михальцова.

К полудню в оставленный гитлеровцами Дорогобуж входят без боя партизанские части. Первыми вошли разведчики подразделения С.И. Козлова из отряда Михальцова, затем отряд «Дед», начальник штаба «Урагана» с подразделением (с ними Булейко, Дворецкий), группы Гудимова и Базарова из «Дедушки». 16 февраля прибыл штаб «Дедушки», со штабом Симонова и особый отряд Гришина. В городе были освобождены сотни заключенных из лагеря в совхозе им. Фрунзе, взяли под охрану склады с продовольствием, фуражом и боеприпасами.

16 февраля партизанские отряды, освободившие Дорогобуж, образовали объединение партизанских отрядов «Дедушка», для командования был создан главный штаб партизанских отрядов. Командиром соединения назначили Воронченко, комиссаром Деменкова, пост начальника штаба предложили Борисову, командиру «Чайки». Прискорбно, что для такого выдающегося командира, как Калугин, не оставили должности, сославшись на его ранение. К счастью, через 2 дня его затребовал к себе в 1-й гвардейский корпус П.А. Белов, ценивший уникальных специалистов.

Объединение отрядов «Дедушка» вскоре переходит на армейскую структуру: созданы 2 полка, командир отряда — В.И. Воронченко, комиссар — Ф.Н. Деменков, начальник штаба П.В. Иванов, с апреля соответственно И.Я. Ильичев, А.И. Михальцов, П.В. Иванов (перемещения вызваны ранением Воронченко и избранием Деменкова 1‑м секретарем райкома партии).

12 мая 1942 г. объединение отрядов «Дедушка» преобразовано в 1-ю Смоленскую партизанскую стрелковую дивизию трехполкового состава. Еще в апреле партизанскому соединению «Дедушка» было вручено Боевое Красное Знамя Смоленского обкома ВКП (б) как лучшему отряду Смоленской области. Вручал его секретарь обкома Г.И. Пайтеров, за которым был закреплен район.

23 февраля партизаны освободили райцентр Глинка, так в «Дедушке» появился 3-й полк, сформированный из глинковских отрядов. 19 февраля в Дорогобуж прибывает гвардейский кавалерийский полк, его командир становится комендантом Дорогобужа, «Дедушка» был подчинен командованию 1 гвардейского кавалерийского корпуса П.А. Белова, штаты «Дедушки» были приближены к штатам стрелковых частей, возросла дисциплина, а боевые действия планировались уже на уровне штаба кавкорпуса и выше. Постепенно со стороны Семлева в феврале—марте в район входят части 1 гвардейского кавкорпуса, 33 армии, 4 воздушно-десантного корпуса.

На территории Дорогобужского района действовали 1-й и 2-й партизанские полки «Дедушки». Уместно будет проследить, на основе каких партизанских отрядов и групп они формировались. В 1-й полк В.А. Попенко вошли 1-й батальон (из «Урагана», командир В. Осокин), 2-й батальон (из «Урагана», командир И.Угаров, влился отряд П.К. Борисова — бывшего командира «Чайки»). Позднее 2-й батальон переформировали в 114-й лыжный батальон без изменений в составе и командовании, вывели его из партизанской дивизии и ввели в состав конного корпуса. 3-й батальон А. Богинского формировался на основе отряда В. Протасова и А. Богинского из Ивашутино, с выведением из полка батальона Угарова стал 2-м батальоном. 3-й батальон: командиры Киселев, Барбасов, Федонин, основа — отряд «Дед». Во 2-й полк Г. Барсукова, а затем Т.Н. Засыпки вошли 1-й батальон М. Базарова, затем командовали Осеев, Г. Железнов (на основе группы Базарова из Федоровки, влились группы из Недников, Осова и Заборья Кардымовского района, Семендяевского и Усвятского сельсоветов, отряд Михальцова); 2-й батальон М. Романкевича (отряд округи села Рождество Ельнинского района и другие), 3-й батальон Г. Юрченко, Реброва (отряд из Елчи Г. Юрченко, Кардымовский район, отряды из Новоселок и Боровки А. Демченкова и Г. Масенкова), 4-й батальон И. 3емлянского (отряды из округи с. Прость Ярцевского района, отряд Романенко из Слободищ, отряд из Подхолмицы). Много партизан, групп и отрядов пошло на укомплектование частей кавалерийского корпуса, особенно 1-го гвардейского кав. полка 1-й гвардейской кавалерийской дивизии (полностью отряд Гудимова из Яковлева, личный состав «Чайки» с артиллерийскими подразделениями).

22 февраля был подписан боевой приказ о наступлении на станцию Дорогобуж и Сафоново, деревню Семеново, об обороне Дорогобужа. Оборона города возлагалась на батальоны Угарова (северная окраина) и Богинского (с юга и юго-запада) совместно с кавалеристами 1-го гвардейского кавполка. Взятие деревни Семеново к северу от Дорогобужа, где засел усиленный немецкий батальон, поручалось подразделениям названного выше кавалерийского полка, партизанским группам П. Федонина и капитана Семенова. На Сафоново выдвигались отряд С.Гришина, батальон Осокина, конники 1-го гвардейского кавполка. Первому батальону Базарова поручалось наступать в направлении Свиридово, Мантрово, второму батальону Романкевича — на Слободище; таким образом, два батальона 2 полка вели боевые действия на Ярцевском направлении. 3-й батальон Юрченко в это время участвовал в операции по освобождению Глинки. Попытки взять Сафоново и разбить окопавшийся в Семенове батальон продолжались до марта, но не увенчались успехом. У фашистов было достаточно сил, и их поддерживали бронепоезда, не выполнил приказа на выход к Сафонову командир 4-го батальона Киселев. Гришин продвинулся до Петрова Сафоновского района, Осокин — до Кулева и Тушнева. На Ярцевском направлении батальон Базарова пробился до Мантрова, батальон Романкевича перешел на правый берег Днепра и 8 марта занял Засижье Ярцевского района.

Всего в феврале—марте 1942 г. бойцами «Дедушки» было уничтожено около 1,5 тыс. немецких солдат.

В феврале—марте 1942 г. усилиями рейдовых войсковых соединений и партизан была освобождена территория площадью около 10 тысяч квадратных километров, где восстановилась Советская власть (свыше 600 населенных пунктов, райцентры Дорогобуж и Глинка, почти полностью очищены от немцев районы Дорогобужский, Глинковский, Всходский, на 2/3 Ельнинский, значительная часть Семлевского и Знаменского, отдельные сельсоветы других районов). Партизанский край, где были восстановлены местные органы власти, протянулся от Соловьевой переправы до станции Угра, от Дорогобужа до Ельни (саму Ельню в марте взяли партизаны полков имени XXIV годовщины РККА, имени С. Лазо, 3-го полка «Дедушки», но не удержали).

С освобождением Дорогобужского района создаются гражданские органы. Партийное руководство представляли секретари райкома Ф.Н. Деменков (сменил Булейко, который был отозван), Е.П. Симонова, И.И. Анютенков, председателем райисполкома был назначен И.И. Дворецкий, комсомольским вожаком стал И.С. Рябушкин, горсовет возглавил Гурков. Поддерживалась постоянная связь со Смоленским обкомом (действовал при Западном штабе партизанского движения), часто в крае был представитель обкома Г.И. Пайтеров. Вся работа гражданских органов подчинялась единой цели — оказанию содействия войскам в выполнении их боевой задачи. В частности, удалось увеличить численность кавалерийского корпуса Белова с 7 до 27 тысяч человек (вклад Дорогобужского района — 2 тысячи мобилизованных в армейские части в феврале—июне 1942 года). Общий прирост в кавкорпусе за счет мобилизованных в партизанском крае и переведенных в корпус из партизан составил 11 тысяч, также в состав корпуса были включены и рейдовые соединения.

Во второй половине марта 1942 г. положение ухудшается, немцы от обороны железной дороги на линии Ярцево-Сафоново переходят к наступлению, что сказалось на батальонах 2-го партизанского полка. 1-й батальон от Мантрово 21–23 марта отходит к Днепру, затем занимает оборону по левому берегу Днепра в районе Андреевского. 2-й батальон оставляет Засижье, отступает к Марьину и Рассказчикам, а 13 апреля занимает оборону в Белавке и совхозе им. Фрунзе. 3-й батальон прочно стоит в Челновой, обороняя переправы, и частью сил помогает 2-му батальону в Белавке и совхозе им.Фрунзе. 4-й батальон, сформированный 9 марта и оборонявшийся в районе Прость — Петрово — Боброво, 3 апреля отступает за Днепр и занимает позиции по левому берегу Днепра у Слободища и Подхолмицы.

Различные соединения и объединения, оказавшиеся в Дорогобужском партизанском крае, за исключением большей части сил 33 армии, оказались в подчинении командования 1 гвардейского кавалерийского корпуса. Партизаны в основном были представлены 1 Смоленской партизанской дивизией (бывшее объединение отрядов «Дедушка»). Дивизия насчитывала до 6–8 тысяч человек, 1‑м полком командовал В.А.Попенко, штаб был в Лещиках. Батальонами командовали Осокин, Богинский, Барбасов, на 22 апреля они размещались в Лещиках, Мамыркине, Благовещенье. Лыжный батальон Угарова, выключенный из полка, стоял в северной части Дорогобужа. 2‑м полком командовал Григорий Барсуков, штаб перемещается в Теренино на Смоленской дороге; батальоны Осеева, Романкевича, Юрченко, Землянского размещались в Андреевском, совхозе им. Фрунзе, Челновой, Подхолмице.

Если 1-й и 2-й полки обороняли соответственно северо-восток и запад Дорогобужского района, то 3-й полк С.И. Иванова в составе 4 батальонов держал позиции в Глинковском районе. Штаб дивизии был в Федоровке, Болотове.

2‑я Смоленская партизанская дивизия была создана в мае 1942 г. Состояла из 4-го полка (отряд «ФД», впоследствии отряд — полк им. ХХIV годовщины РККА Ф.Д. Гнездилова), действовавшего на юго-востоке Дорогобужского района, востоке Ельнинского района и во Всходском районе, и 5-го полка (партизанский полк им. С. Лазо В.В. Казубского), дислоцировавшегося в Мутишенских лесах южнее Ельни.

В Знаменском районе на востоке края держал оборону отдельный партизанский полк майора В.В. Жабо из 5 батальонов (создан объединением отрядов «Смерть фашизму», «Мороз»). Во Всходском районе и округе действовали одно время отряды «Северный медведь», «Мститель», «Отряд №152», но они пошли на пополнение 329-й стрелковой дивизии и партизанских полков под командованием Жабо и Гнездилова.

В Знаменском районе находилась 33-я армия генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова (338-я, 113-я, 160-я, 329-я стрелковые дивизии, менее 10 тысяч бойцов; 329-я дивизия действовала в отрыве и находилась в подчинении у командования 1-го гвардейского кавалерийского корпуса).

4-й воздушно-десантный корпус полковника А.Ф. Казанкина (8-я, 9-я, 214-я бригады, 3–4 тысячи десантников) основными силами сражался во Всходском и Знаменском районах.

1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П.А.Белова состоял из 1-й и 2-й гвардейских кавалерийских дивизий. Штаб корпуса и части первой дивизии генерала В.К. Баранова размещались в Дорогобужском районе и на границе с Ельнинским (1-й полк в Дорогобуже, 5-й в районе Озерища, 3-й ближе к Ельне у Рождества и Лопатино). Штаб дивизии был в Березовке, корпуса — в районе Еловки. Вторая дивизия действовала восточнее, во Всходском районе. 329-я стрелковая дивизия, переданная в состав кавкорпуса, оборонялась в районе Полежакино.

В марте 1942 г. отряд «13» С.В. Гришина, отдельная структура в составе «Дедушки», по приказу командования ушел в рейд, превратившийся в дальний поход по просторам Смоленщины и Белоруссии. Небольшой отряд стал соединением из нескольких бригад, уничтожил и взял в плен 14 тысяч гитлеровцев.

План военного командования по захвату Вязьмы провалился. Тем не менее, рейдовики и партизаны угрожали немецким коммуникациям, оттягивали на себя значительные силы, сковывали многие соединения группы армий «Центр» и ограничивали их маневр.

Удержание партизанского края требовало больших жертв, против рейдовиков и партизан фашисты направили регулярные войсковые соединения с фронта. В середине апреля из окружения с боями выходит на Большую землю в восточном направлении 33-я армия, сам командарм М.Г. Ефремов, несколько раз раненный, чтобы избежать пленения, застрелился. От армии в составе кавалерийского корпуса осталась 329-я стрелковая дивизия. Близость района боевых действий вынудила в апреле эвакуировать гражданское население правобережья Днепра (округа Бизюково) на левый берег.

В начале мая ожесточенные бои велись на северных подступах к Дорогобужу. Вместе с 1-м гвардейским кавалерийским полком и лыжным батальоном врага отражают 1-й и 2-й батальоны 1 партизанского полка (Лещики, Мамыркино), 2-й батальон 2-го полка обороняет Белавку и совхоз им. Фрунзе. На правом берегу Днепра за партизанами остается узкая полоска. 3-й батальон 1-го полка также отражает атаки врага на восточном направлении, у Щербинино, взаимодействуя с конниками.

Фашистское командование 24 мая 1942 г. предприняло две крупные операции против сил Дорогобужского партизанского края: операцию «Зейдлиц» в западной части края против 1 партизанской дивизии и кавалерийского корпуса и операцию «Ганновер» на востоке края против частей 4 воздушно-десантного корпуса и партизан. К операциям были привлечены 6 пехотных и 2 танковых дивизии только в районе Дорогобуж—Ельня. К 30 мая противник оккупировал восток края; десантники и полк Жабо, 2-я гвардейская кавалерийская дивизия перемещаются в западную часть региона, где ведут ожесточенные бои. В конце мая — начале июня в помощь войскам был выброшен десант — 23 и 211 воздушно-десантные бригады, около 4 тысяч бойцов, из них 211 бригада высадилась в районе села Озерище. Они должны были способствовать выводу войск через линию фронта на соединение с главными силами, но при этом командование Западного фронта запретило выходящим войскам брать с собою партизан. Партизанам отводилась задача прикрытия прорывающихся конников и десантников. Рейдовики снимаются с боевых позиций, их сменяют партизаны, а рейдовиков ждет маршрут выхода: через район Глинки и Ельни на юг с переходом линии фронта в районе Кирова.

С 24 мая воины 1-й партизанской дивизии ведут напряженные бои. Против фашистов, наступавших со стороны Семлева, оборонялся 1-й партизанский полк Попенко на рубеже Городок—Щербинино—Лещики. 2-й полк Т.Н. Засыпки защищал несколько направлений, на каждом по одному батальону: на правобережье Днепра на линии Белавка—совхоз им. Фрунзе, на левом берегу Днепра в районе Власово—Б.Шевелево, на берегу Днепра на рубеже Слободище—Соловьева переправа, на берегу Днепра от Соловьевой до Ратчинской переправы. Теснимый противником, 1 полк отступает к Осьме, на линию Лукино—Бахарево; фашисты переправились на левый берег Днепра в районе Усвятья; батальон из района Белавки оставил правый берег Днепра к занял позиции в Дорогобуже. Такое положение сложилось к исходу 6 июня, сил для обороны города не хватало, но генерал Белов приказал удерживать город, чтобы дать возможность кавалеристам и десантникам выйти в Ельнинский район для прорыва. 8 июня оборонять город уже не было возможности, партизаны отходят к реке Уже. В это же время партизанские полки им. С.Лазо и им. ХХIV годовщины РККА до 2 недель сдерживают врага, обеспечивая прорыв войск Белова.

Штаб 1 партизанской дивизии выдвигается в Кучеровские леса в Глинковском районе, туда же, за реку Устром, собираются уцелевшие подразделения с Ужи, а также оборонявшие от Усвятья до переправ берег Днепра. 11 июня из Центра получен приказ для личного состава 1-й партизанской дивизии: указано разбиться на полсотни отрядов для дезорганизации тыла и коммуникаций противника. Организуются отряды, отбывают к намеченным местам дислокации, проводят диверсии и атаки.

Партизанам пришлось нелегко: в боях они потеряли большую часть личного состава, по приказу сверху были ОСТАВЛЕНЫ выходящими частями, а затем большинство мелких отрядов было разгромлено фашистами. В июле—сентябре погибли в боях, были замучены, пропали без вести Г.И. Пайтеров, Ф.Н. Деменков, Е.П. Симонова, И.И. Дворецкий, И.С. Рябушкин, И.Я. Ильичев, Гурков и множество других. Усилиями бойцов-партизан было спасено, вынесено на Большую землю боевое знамя 1-й Смоленской партизанской дивизии.

В июне 1942 г. фашисты создали карательный отряд — «военную команду охотников Востока» — для борьбы с остатками партизан в Дорогобужском районе. Отряд возглавил В.А. Бишлер, комендант Дорогобужа, 62-х лет, из поволжских немцев, в прошлом махновец (?) и белоэмигрант. Команда комплектовалась из уголовников, дезертиров и изменников, дислоцировалась в Дорогобуже. Вначале в отряде было 9 рот — около 600 человек (привлекались также городские — до 50 — и сельские полицейские — более 800 человек), к весне 1943 г. карательный отряд вырос до полка в 1500 человек. Служить к Бишлеру пошли Морозов (бывший помощник командира полка, а теперь бургомистр Дорогобужа), начальник штаба 1 партизанской дивизии П.В. Иванов, начальник разведки дивизии майор Лаберко, командир батальона Угаров и другие. Эти предатели теперь охотились за своими бывшими товарищами-партизанами. Начался разнузданный террор, истреблялось мирное население, заподозренное в помощи партизанам. Партизан при пленении расстреливали на месте, если они не соглашались идти в каратели. С августа 1942 г. по март 1943 г., по официальным оценкам, отряд расстрелял и замучил в районе около 3 тысяч человек, затем кровавый след потянулся по другим районам. В августе 1942 г. в Михайловке и Дубках карателями расстреляно около 400 человек (большинство — жители деревень за пределами района, но были и из дорогобужских деревень). В 2 км к северу от Дорогобужа, в противотанковом рву, обнаружено, по официальным оценкам, от 2,5 до 3 тысяч тел с признаками расстрела. Среди них 70 человек из дорогобужского дома инвалидов, расстрелянные 14 августа 1942 г. (еще около 30 инвалидов умерло, т.е. были уничтожены все подопечные). Каратели расстреливали также в совхозе им. Фрунзе, в Мартынкове, в Бражине, в Дорогобуже в Ямском рву (евреев), на Покровском кладбище... В селе Алексино расстреляны 189 раненых красноармейцев. В 1941–1942 гг. лагеря для военнопленных и гражданских лиц были у Дорогобужа на аэродроме, в районе нефтебазы в сторону совхоза им. Фрунзе, в телятниках названного совхоза, в Афанасьевской церкви. В самом городе — 3 места заключения: два у моста через Дебрю, в Гусинце (одно через улицу от другого), еще одно на углу улиц Интернациональной и Парижской Коммуны...

Источник: Великая Отечественная война // Дорогобужская старина. Вып. 2. Прохоров В.А., Шорин Ю.Н. Из истории Дорогобужского края. Сборник статей. Смоленск: Смядынь, 2001. С. 84-102.
 

Назад

arxiv

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму