Разминирование Смоленщины. Е.П. Гавриленкова.

Разминирование Смоленщины. Е.П. Гавриленкова.


После освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков на полях сражений, в лесах, блиндажах, на дорогах осталось значительное количество мин и минных полей: в области было зарегистрировано 1195 минных полей. Наибольшее их количество находилось в Велижском, Слободском, Пречистенском, Духовщинском, Ярцевском, Ельнинском, Гжатском, Всходском, Сычевском, Темкинском, Сафоновском и Дорогобужском районах. Из-за обилия мин нельзя было вести сельскохозяйственные работы, невозможно было без риска для жизни ходить по дорогам, работать в огородах - люди подрывались на минах, становились калеками.
Работа по разминированию началась сразу после освобождения области. Ее вели сначала инженерные части Западного фронта и Белорусского военного округа. Но фронт уходил все дальше на Запад, и вместе с ним уходили военные саперы. Тогда было решено привлечь к разминированию местное население - молодежь 16-17 лет, прежде всего комсомольцев, быстро провести краткосрочные курсы по разминированию, подготовить инструмент. Эта работа была поручена квалифицированным специалистам. Команды минеров общим числом около 1200 человек (в основном из добровольцев, но нередко и по повесткам военкоматов) были созданы в 38 районах области. Организация всей работы возлагалась на общество ОСОВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиации и химическому строительству). В Постановлении Военного совета Белорусского военного округа говорилось: "Оказать всемерное содействие в формировании ими на добровольных началах районных команд по разминированию и сбору вооружения, боеприпасов и имущества".
19 февраля 1944 г. было принято Постановление Комитета Обороны № 5216, затем решение Смоленского бюро обкома ВКП(б) и облисполкома от 1 марта 1944 г. Смоленская областная организация ОСОВИАХИМа эти решения приняла к исполнению.
С весны 1944 г. 16-17-летние минеры приступили к выполнению задания. Совсем еще юные, полуголодные и плохо одетые, работали они от зари до зари, отыскивая запрятанные в земле и траве мины и обезвреживали их. Учет работы каждого велся по количеству сданных взрывателей. Миноискателей было очень мало, пользовались преимущественно щупами - палкой с проволокой на конце. Необходимо было сделать до 40 уколов щупом на одном квадратном метре земли и только после этого переходить на следующий метр.
"Был принят следующий порядок: минеры составляли договор с председателем колхоза - какое поле первым нужно было обследовать и разминировать. После выполнения работ составляли акт и его подписывали", - рассказывал бывший юный минер И.И. Титов. - Я лично за два сезона снял 750 мин, из них 100 пехотных, а на 101-й подвесился...".
"Я обезвредила 500 противотанковых мин", - вспоминает Е. Карпенкова. Титов и Карпенкова - из отряда Слободского района. Минер Гжатского отряда обезвредили более миллиона мин, снарядов и бомб. Такую же работу вели минеры других отрядов. Они понимали всю опасность работы, но знали и другое - иначе нельзя.
При разминировании у дер. Малое Шугайлово Слободского района была смертельно ранена Маша Шамкова, в этих же местах погибли 16-летний Женя Родченков и 18-летний Коля Стукалов. Это далеко не полный список жертв.
Отдельные саперы были удостоены государственных наград: Петр Елисеенков - медали "За боевые заслуги", Владимир Трамм - ордена Красной Звезды".
После войны работу по разминированию продолжали военные минеры. За 1946-47 гг. они сняли и уничтожили 845575 немецких и отечественных мин, 34346935 снарядов и других взрывоопасных предметов. Для сельхозугодий Смоленщины был очищен 1741 квадратный километр земли, лугов и пастбищ.
Судьба юных минеров складывалась после войны достаточно драматично. О них не сообщалось в прессе, на радио; о них вообще старались забыть, ибо власти считали, что привлечение подростков к смертельно опасной работе афишировать нельзя. Никаких документов об участии в разминировании юным минерам не выдавали, списки и приказы, хранившиеся в архивах, были засекречены.
В конце 60-70-х гг. о минерах заговорили краеведы. Немало материалов о них собрали музеи. Стали писать о себе и сами минеры, оказавшиеся на старости лет без образования, приличной пенсии, многие потеряли здоровье. Они просили только одного: признать их существование, оценить их труд и поставить в один ряд с другими участниками войны. Это дало бы возможность надеяться на некоторые льготы и восстановило бы справедливость.
Вопрос о судьбе и статусе бывших юных минеров обсуждался долгие годы в различных инстанциях, принимались половинчатые и противоречивые решения. Наконец в марте 2001 г. был принят федеральный закон, по которому лица, выполнявшие функции саперов с 1-го февраля 1944 г. до 9 мая 1945 г. отнесены к участникам Великой Отечественной войны, а те, кто занимался разминированием советских земель с 10 мая 1945 г. по 31 декабря 1951 г. приравниваются к ветеранам боевых действий. Удостоверения и свидетельства на новые льготы выдают органы социальной защиты по месту жительства при наличии документов об участии в работах по разминированию.


Лит.: Государственный архив Смоленской области (ГАСО), ф. 2272; Материалы из фондов музея партизанской славы (пос. Пржевальское); Рабинович М.И. Сапер ошибается только раз // Смена, 1969, 9 сентября; Костомыгин А.Д. Память Кочегора // Рабочий путь, 1970, 15 января; Комсомольская правда, 1970, 15 марта; Зюзюкин И. На минном поле. - М., 1972; Ян Т. Баллада о веселых жаворонках (пьеса) // Театр, 1978. - № 2; Гавриленкова Е., Гавриленков В. На берегах Смоленского Байкала. - Смоленск, 2000. - С. 263-276.


Е.П. Гавриленкова

Назад

Галерея

Голосование

Как часто Вы посещаете музеи?

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму