Смоляне в Крымской (Восточной) войне 1853 — 1856 г. И.В. Панисяк

Смоляне в Крымской (Восточной) войне 1853 — 1856 г. И.В. Панисяк

Сто пятьдесят лет тому назад разыгрались трагические события, потрясшие Россию и причинившие тяжкие страдания нашим соотечественникам. События «Крымской войны» до сих пор не выпадают из поля зрения как историков, так и краеведов(польза деятельности последних, анализирующих документы в архивах регионов, так или иначе по крупицам дополняют те или иные данные и отражают горестные экономические и социальные явления).
Как-то странно сложилось, что в публикациях на затрагиваемую тему, выпали военные действия на Дунае и Кавказе, близ Одессы а у берегов Камчатки. Хотя эти сражения не носили столь крупных военных действий, однако отвлекали и экономические, и людские, и военные ресурсы, что в значительной степени нарушает объективность оценки всего хода войны.
Обратимся же к фактам и общедоступным публикациям и архивным документам (по ряду причин автор мог пользоваться документами Государственного архива Смоленской области и фолиантами редкого фонда Смоленской областной универсальной библиотеки).
В энциклопедических изданиях конца XIX — начала XX веков Русско-Англо-Французско-Турецкая война именовалась Восточной [1], а, поскольку наиболее кровопролитные сражения проходили в Крыму, позже стала именоваться Крымской. 
Видимо, имеет смысл напомнить, что к началу 50-х годов прошлого века на Балканах сложилась напряженная ситуация из-за несоблюдения Турцией обязательств в отношении Болгарии и Грециии особых стратегических интересов в отношении этого региона Англии и Франции. К этой коалиции присоединились Австрия ( «забывшая» о помощи ей Николая I-го в подавлении освободительного восстания венгров) и Пруссия (как отмечено в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, 1894 г., Т. 7, кн. 13, С. 290 — 299, «[которая]…тяготилась влиянием петербургского кабинета иногда очень стеснительным…»).
14 сентября 1853 г. Турция объявила войну России, а 27 октября того же года англо-французский флот прибыл в Босфор.
К началу кампании по документам Россия располагала менее 1000 000 военнослужащих и 200000 лошадей (у историков эти цифры вызывали сомнения), оружие в основном было устаревшим, а флот только стал получать суда с паровым движителем. Территория России была разделена на участки, где разместились армии или корпуса:
«… 1. Прибрежье Балтийского моря (Финляндия, Санкт-Петербург и остзейские губернии) -179 батальонов, 144 эскадронов и сотен, 384 орудия.
2. Царство Польское и Западные губернии — 146 батальонов, 100 эскадронов и сотен, 308 орудий.
3. Пространство по Дунаю и Черному морю до реки Буг — 182 батальона, 285 эскадронов и сотен, 612 орудий.
4. Крым и побережье Черного моря от р. Буг до Перекопа — 27 батальонов, 19 эскадронов и сотен, 54 орудия.
5. Берега Азовского и Черного морей — 31,5 батальонов, 140 эскадронов и сотен, 54 орудия.
6. Кавказский и Закавказский края — 152 батальона, 281 эскадрон и сотен, 289 орудий.
7. Берега Белого моря — 2,5 батальона.
8. Оборона Камчатки, где были ничтожные силы, заведовал обороной генерал-майор В.С. Завойко [3].

1 8 5 3 год.

СОБЫТИЯ НА КАВКАЗЕ
Еще в 30 -х годах на Кавказе, военно-стратегическая, политическая и экономическая роль которого не только для России, не вызывала сомнений периодически возникали военные конфликты. Турция и Персия при поддержке Англии, используя многовековую периодически вспыхивающую вражду народностей этого региона или стремление освободиться от влияния России (известные историкам войны с чеченцами под руководством Имама Шамиля), подкупом, интригами и снабжением деньгами и вооружениями князей и шахов провоцировали военные конфликты на Кавказе и в Закавказье. До 1853 г. наиболее беспокойной зоной было восточное побережье Черного моря.
В конце августа 1853 г. турки, собрав многочисленную армию, начали наступательные действия на границе с Россией. Наместник России на Кавказе князь Воронцов располагал к этому моменту малыми силами: 19,5 батальонов пехоты, дивизион Нижегородских драгун и немного иррегулярной конницы. Создалось довольно опасное положение и осенью того же года морем с Северного Кавказа в приграничные районы была доставлена полностью укомплектованная 13-я дивизия во главе с командующим генерал-лейтенантом Василием Осиповичем Бебутовым (1791-1858 г.)[2] — храбрым воином, участником Отечественной войны 1812 -1814 г., с 1816 г. служившим адъютантом генерала А. П. Ермолова на Кавказе, участником экспедиции в Дагестане в 1819 г., отличившимся при взятии крепости Кази в 1820 г.,позже — командовавший 2-ой бригадой 22-ой пехотной дивизии и управлявший Имеретией. В 1828 г. за отвагу при штурме крепости Ахалцых награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».
16 октября многочисленный отряд турок напал на российский пост Св. Николая, в котором находились лишь 300 бойцов с двумя орудиями, и после длительного боя с большими потерями для себя к концу дня захватили его.
Крайне важным для командования было освобождение от противника города-крепости Ахалцых, в которой находилось более 18 000 войск Али-Паши. Утром 14 ноября семитысячный отряд под командованием И. М. Андронникова [1, T.I, C. 770] после яростной атаки вновь овладел столь важным в военном пунктом.
В этих боях принимали участие смоляне генерал-майор Николай Васильевич Кузьмицкий (был тяжело ранен, за храбрость награжден 15 ноября 1853 г. орденом Анны 2 ст. с короной) [15, Л. 65], прапорщик Рязанского пехотного полка 17-летний Владимир Семенович Кульнев [6] и командир 3-й батареи 17 артиллерийской бригады майор Илья Иванович Яновский [7].
Поражения османских войск продолжались: 19 ноября 1853 г., генерал-лейтенант В. О. Бебутов(герой Восточной войны,1853 — 1856 г. кавалер орденов Андрея Первозванного и Георгия 3-й ст. за взятие крепости Курюк-Дара) [3, Т.2, С. 199], имея под своим началом 18 000 бойцов при 64 пушках разгромил 60 000-ю турецкую армию при Курюк-Дара, за что был удостоен ордена Георгия 2-й ст.
18 ноября в Синопской бухте во время 2,5-часового сражения моряками адмиралов П. С. Нахимова и Ф. М. Новосильского была полностью уничтожена турецкая эскадра и 6 береговых батарей(38 орудий), убито или ранено более 3000 турок, среди русских — пало 38 и ранено 235 моряков.
Любопытно отметить, что после столь блистательной победы Павел Степанович не любил рассказывать о Снопе, что было связано, как полагал его старший адъютант смолянин В. Л. Ухтомский, с убеждением адмирала, что разгром турецкого флота повлечет за собою вступление в войну англичан [48, Т.1, С. 111].
Несостоятельность Турции в войне с Россией и особенно блистательный разгром турецкой эскадры в Синопском сражении, послужили поводом для вторжения Ангийского, Французского флотов и остатков Оттманского флота в Черное море 22 декабря 1853 г.

НА БЕРЕГАХ ДУНАЯ
Русские войска (80 000 человек ) под командованием генерал-адъютанта князя М. Д. Горчакова, в которых служили смоляне поручик Василий Александрович Тренбицкий [7, Т. 1, Л. 5-об.], штабс-капитан Федор Андреевич Домуховский [8], вступили в октябре 1853г. в Молдавию и Валахию «…и занимали весьма разбросанное положение по Дунаю» [1]. Для поддержки сухопутных войск была сформирована Дунайская флотилия, в которую перед началом кампании был переведен наш земляк капитан-лейтенант Николай Павлович Повало-Швейковский (во время обороны Севастополя — дежурный штаб-офицер штаба Черноморского флота)[7, Л. 49].
Турецкие войска (до 130 000 человек, из которых 50 % регулярных ) располагались частично по правому берегу Дуная, в Шумле и Адрианополе, «почти все были вооружены нарезными и гладкоствольными ударными ружьями … артиллерия устроена хорошо, войска обучены европейскими организаторами, но корпус офицеров был неудовлетворителен…»[1, С. 290-291].
Первые залпы грядущей затяжной войны прозвучали 11 октября 1853 г. Более серьезная перестрелка произошла 23 октября в 8 часов 30 минут когда были обстреляны два российских парохода «Прут» и «Ординарец» c восьмью канонерскими лодками, направленные в «экспедицию от Измаила к Галацу» под командованием капитана 2-го ранга Варпаховского( представителя ветви смоленских дворян), проходивших по Дунаю мимо крепости Исакчи . Несмотря на то, что в самом начале боя погиб Варпаховский и 14 нижних чинов ( ранено 5 офицеров и 55 матросов), ответным огнем был подожжен город, разбит укрепленный лагерь турок на скатах гор у стен крепости, а уцелевшие солдаты разбежались [3, С. 127].
21 октября 14 000 турок, переправившись через Дунай, захватили Ольтеницкий карантин и стали взрывать укрепления.
25 декабря 18 000 турок при поддержке 24 орудий атаковали 25000-й отряд полковника А.К.Баумгартена [1, Т. XXXII, С. 715] у деревни Четати,но подоспевший отряд генерал-майора К. А. Бельгардта [1, T. III, C. 201] помог отбить нападение, в котором противник недосчитался более 2000 своих бойцов. Неоднократные попытки противника переправиться через Дунай близ Рущука, у Никополя и Систово потерпели полный провал.
1 8 5 4 год
Если военные действия предыдущего года можно считать пробой сил, то 1854 год для России в военном отношении был, пожалуй, наиболее тревожным и тяжелым, т.к. военные действия развернулись не только на Кавказе, Балканах, но и на Балтике, в акватории Белого моря, у Петропавловска-Камчатского, а с осени того же года в Крыму.

СРАЖЕНИЯ НА КАВКАЗЕ
В конце мая 12000-й отряд Гассан-Бея начал наступление в Гурию, но встреченные малочисленным отрядом подполковника князя Эристова, потеряв начальника и большое количество солдат, бежал в Озургеты, затем, получив подкрепление в 34000 человек, занял «крепкую» позицию на реке Чорок. К началу июня сюда подошли части русской армии под командованием Андронникова, 4 июня османские части были разбиты наголову и бежали.
В это же время бойцы Эриванского (Ереванского) отряда генерала от кавалерии барона Карла Егоровича Врангеля (участника боев у стен Смоленска и на Бородинском поле во время Отечественной войны 1812 г., Польской и Венгерской кампаний) и корпуса генерала от инфантерии Карла Карловича Врангеля (действуя против турецкого корпуса Селима-Паши под Баязетом 17 июля 1854 г., рассеял противника в сражении на Чингильских высотах и вступил в г. Баязет, раненый этом бою [1, С. 335-340]) были передислоцированы в Восточную часть Крыма.
Через три дня Александропольский корпус генерала Бебутова подошел к Курюк-Кале, выманивая турок из крепости Карс. Военная хитрость удалась: 24 июля 18000 русских, среди которых сражались подпоручик артиллерист-смолянин Николай Доминикович Шредерс [7, Т. Л. 39] и капитан лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Никанор Иванович Яновский [7, Т. I, Л. 54], наголову разбили 60000-й отряд противника. В блокированном Карсе оставалось еще около 40000 войск противника, но в начале августа в Батуме высадились крупные силы турок и наши войска отошли 4 августа к реке Карс-Чай. К концу 1854 г. нашими воинами удерживалась линия Анапа-Новороссийск-Геленджик и Сухом (Сухуми).

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ДУНАЕ И ПОД ОДЕССОЙ
В марте русские войска вновь переправились через Дунай у Браилова, Галаца и Измаила и заняли крепости Мачин, Тульча и Исакчи. В перестрелках с турками и проводимых рекогносцировках участвовали многие наши земляки и среди них уже упоминавшийся Ф. А. Домуховский, поручик, старший адъютант 18-й пехотной дивизии В. А. Тренбицкий, Августин Александрович Маркиянович (участник взятия Поляны и блокирования турок в Калафоте; с октября 1854 г. воевал в Крыму)[19] и многие другие. В этом же году капитан-лейтенант Н. П. Повало-Швейковский был переведен в Севастопольский гарнизон и служил на линейном корабле «Великий князь Константин».
Ведение военных действий в четырех регионах поставило Россию в весьма затруднительное положение. Коммуникации, вооружение, снабжение армий амуницией и продовольствием были далеки от совершенства. Видимо, в немалой степени приходилось рассчитывать на поднятие » боевого духа » бойцов. В этом отношении определенный интерес представляет следующий факт. От директора певческой капеллы Министерства Императорского Двора на имя Смоленского генерал-губернатора Н. А. Ахвердова поступил документ следующего содержания: «Милостивый государь Николай Александрович. С Высочайшего соизволения положена на ноты Военная песня князя М. Д. Горчакова, сочиненная по случаю перехода Российских войск через Дунай в настоящую кампанию и продается в пользу раненых нижних чинов … тем озаботившись [прошу] по возможности увеличить сумму, собираемую в пользу наших храбрых воинов…»[13].
К 4 мая наши войска подошли к городу-крепости Силистрия, (до 100 000 турок в самой Силистрии, под Шумлой, Варной, Рущуком и Ваддином), а с 6 мая приступили к ее блокаде. Одновременно начата осада передового турецкого порта Араб-Табиа, которая, к сожалению, не была полной.
25 июня 30000-й корпус турок переправился через Дунай, захватив в кровопролитном бою остров Радоман, и овладел Журжей, потеряв более 5000 человек.
Отвод русских войск позволил Омеру-паше войти 10 августа в Бухарест, сюда же, в Валахию, вторглись части австрийских войск.
Город-порт Одесса был защищен весьма слабо. Шесть батарей имели всего 40 крепостных орудий, в городе находился отряд из 16 резервных батальонов с 50-ю полевыми пушками и» немного кавалерии» под началом генерал-адъютанта барона Д. Е. Остен-Сакена (1790-1881г.). Среди офицеров отряда барона находился и корнет драгунского Его Императорского Величества полка Николай Иванович Семичев [9]. Правда, на пространстве от Дуная до Одессы в помощь армиям стали прибывать бойцы народного ополчения,которые выполняли строительные работы, несли караульную службу, а наиболее опытные в военном деле дружинники вливались в воинские подразделения.
Первый военный пароход появился близ Одессы для рекогносцировки 1 апреля 1854 г., но уже 8 апреля 28 военных судов союзнического флота подошли к городу и через 2 дня открыли огонь против батареи N 6 ( 4 орудия под командой прапорщика Щеголева). Ответным огнем наших артиллеристов был поврежден 1 фрегат. Попытка высадить десант англичан была сорвана картечными залпами полевых орудий. Столь же безуспешными были поползновения и против других батарей. Город пострадал мало, погибло 50 человек нижних чинов и сгорело 9 купеческих судов. В союзном флоте выведено из строя 4 фрегата.
Очередную попытку высадить десант противник предпринял 30 апреля в 6 верстах от Одессы под крутым берегом при густом тумане. Своевременно замеченный английский пароход «Тигр» при подходе к берегу сел на мель, а подоспевшие артиллеристы, драгуны ( в этой операции участвовал и Н. И. Семичев [9]) пехотинцы и ополченцы массированным огнем заставили противника спустить флаг. В плен было взято 225 англичан, а судно взорвано артиллерийским огнем.

ДЕЙСТВИЯ НА БАЛТИЙСКОМ МОРЕ.
В марте 1854 г. Николай 1-й поручил генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу, адмиралам Рикорду и Литке составить записку об обороне Кронштадта, кроме того было Высочайше установлено — сформировать 4 дружины морского ополчения из охотников и жителей прибрежных селений со сроком службы до 1 ноября 1854 г., выплатой жалования, соответственно морским чинам и выдачей специальной формы одежды [3. Т.2, С. 209 и 214].
Кроме упомянутых выше войск, с нашей стороны были задействованы 2 дивизии Балтийского флота, основной задачей которой было обеспечение обороны Кронштадта, а 3-я дивизия расположилась у Свеаборга. Основные пункты были прикрыты береговой артиллерией, шло активное строительство канонерских лодок. Командование паровыми и парусными судами было поручено вице-адмиралу Шанцу. Командиром 84-х пушечного фрегата «Гангут» был Павел Алексеевич Шевандин, 26 апреля 1856 г. произведен в чин капитана 2-го ранга и назначен начальником штаба при адмирале Шанце, ( кавалер орденов Станислава 3-ей ст., Анны 2-ой ст.с императорской короной, Неаполитанский Франциска 3-ей ст.,Шведский св.Олафа, Прусского Красного орла 3-й ст., Ольденбургский орден заслуг 3герцога Петра Фридриха Людвига 3-й ст., Владимира 4-й ст. и бронзовая медаль в память войны 1853-1856 г.[7, Т.1, Л. 45 об., Л. 158].
В обороне побережья Балтийского моря также принимали участие поручик гусарского полка Ефим Николаевич Суходольский [7, Т.1, Л 9]; 22-летний лейтенант флота Савицкой Виктор Филиппович [11] (награжденный орденом Анны 3-й ст. и медалью 1853-1856 г.за участие в боях в кампаниях на Балтийском море, а также участие в сухопутном десанте в Абхазской экспедиции при занятии местечек Доба и мыса Адлер); юнкер 19-го флотского экипажа Петр Дмитриевич Полуэктов, служивший на корабле «Императрица Мария», а с 1855 по 1856 г. — на винтовой лодке «Хват»[17]; лекарь гусарского генерал-адъютанта графа Фон дер Палена полка у берегов Эстляндии и Лифляндии Антон Андреевич Леонтьев [10]; гардемарины Татариновы [7, Т.1, Л. 16-17] Аркадий Васильевич (1 сентября 1837 — ?) и Владимир Васильевич (25/YIII-1838 г.- ?) с весны в 1855 г. первый — на фрегате «Камчатка», а второй в составе 2-го флотского экипажа при обороне Кронштадта.
Весной 1854 г. после очищения Финского залива ото льда 80 англо-французских военных судов под командой английского вице-адмирала Непира (49 судов, 22 000 морского экипажа при 2344 орудиях) и французского вице-адмирала Персиваль Дешена (31 судно с 1308 орудиями вошли в Балтийское море. В начале мая часть судов противника блокировали главным образом Кронштадт, остальные занялись обстрелом прибрежных городов, захватывали купеческие суда и рыболовецкие баркасы.
Попытка высадки десанта у Гамле-Карлебея 25 мая для них оказалась неудачной. В июле к ним присоединилась эскадра с десантом до 6000 человек под командой генерала Барагей д’Иллера, но напасть на Кронштадт не осмелились и обратили свой взор на Аландские острова. 28 июля(9 августа) английский паровой фрегат «Терента», проходя между островами Прястэ и Михальсэ, сел на камни. Защитники островов и открыли по нему огонь. Пришедшие на помощь линкор «Эдинбург», фрегат «Гекла» и французский корабль «Valorous» смогли снять с мели неудачника только после того, как экипаж выбросил за борт всю артиллерию. Огнем защитников несколько моряков «Теренты» были убиты и ранены.
Союзникам удалось овладеть лишь малонаселенными Аландскими островами, которые защищали плохо вооруженные 1500 бойцов под командованием генерал-майора Бодиско, не имевшие артиллерийской поддержки [3, Т.2, С. 223-224].

ФРАНКО-АНГЛИЙСКАЯ ЭСКАДРА В БЕЛОМ МОРЕ
Летом 1854 г. франко-английская эскадра под командованием капитана Оманея вошла в Белое море, захватывая мелкие купеческие суда и гребные суда прибрежных жителей. 6(18) июля пароходы «Миранда» и «Бриск» 9280 орудий) под его командой приблизились к Соловецкой обители. Завидев противника, настоятель монастыря архимандрит Александр совершил крестный ход, затем вместе с Соловецким начальником инвалидной команды прапорщиком Никоновичем, взяв с собою два 3-х фунтовых орудия и охотников стали следить за действиями нападающих.
Для устрашения жителей один из пароходов произвел около 30 выстрелов по стенам монастыря. Защитники обители открыли ответный огонь из 2 пушек, после чего пароход удалился.
Утром 7 (19) июля прибыли к настоятелю парламентеры с требованием сдаться на милость победителя, но получили категорический отказ.
Вскоре к острову приблизились два парохода и начали 9-и часовой обстрел монастыря. Защитники вели ответный огонь из 8 и 6-и фунтовых пушек. Сломить сопротивление храбрецов или причинить существенные повреждения крепостным сооружениям монастыря англичанам не удалось и на следующий день пароходы удалились.
За проявленное мужество архимандрит Александр был награжден наперстным украшением с бриллиантами и крестом на георгиевской ленте, а иеромонахи Матфей, Варнава и Николай — золотыми наперстными крестами на георгиевской ленте.
10 (22) июля того же года противник высадил десант у с. Пушлахты. 23 местных жителя под руководством помощника Холмогоского начальника Государственых имуществ Волкова и 2-х нижних чинов открыли из засады огонь по англичанам, убив 5 и нескольких ранив. Нападавшие почли за счастье быстро ретироваться на свои суда и покинули село, спалив его до тла. Ни один из защитников не пострадал. За отражение десанта противника Волков получил ордено Анны 3-й ст. с бантом, нижним чинам: унтер-офицеру (из крестьян) Басову пожалован Георгиевский крест и 25 рублей, унтер-офицеру Иевлеву — 15 рублей, всем 23-м защитникам по 5 рублей и по выбору самих защитников родных пенатов одному храбрецу — солдатский Георгиевский крест [3, Т. 2, С. 232]. Столь же безуспешной оказалась попытка овладения городом Колы.

НАПАДЕНИЕ НА ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ
Как уже отмечалось выше, восточное побережье России к 1854 силами. В первой половине года командованию стало известно о приближении к Камчатке англо-французской эскадры.
Военный генерал-губернатор Петропавловска — Камчатского генерал-майор Василий Степанович Завойко ( из Полтавских дворян, родился в 1801 г., участник Наваринского сражения в 1827 г. в чине мичмана, дважды участвовавший в кругосветных плаваниях с 1835-1838 годах, в 1840 г. впервые вошедший в устье Амура, отчет которого послужил толчком к направлению экспедиции для исследования устья Амура и присоединению Приамурского края к Российской империи, с 1849 г. вступил в должность военного генерал-губернатора Камчатки и начальника Петропавловского порта, установил надзор за звериным промыслом, на Таратунских горячих ключах поставил дом для прокаженных больных и установил карантин [1, Т. XII, кн. 23, С .105-106]) не имел войск, поэтому «из волонтеров и охотников» собрал дружины ( около 100 человек) и расположил их между только что построенными батареями N 2 и 4. В бухте находились фрегат «Аврора» ( под командой капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева- позже — контр-адмирал [1, Т. XII а, кн. 24, С. 890]) и транспорт «Десна». Морякам было приказано «обороняться до последней крайности, а, если устоять не возможно, сжечь суда», переправив экипажи на берег для защиты города и порта.
Утром 18 (30) июля показалась вся эскадра контр-адмирала Прейса. 20 июля в 8-м часу, английский пароход, взяв на буксир фрегаты «Президент», «Пайк» и «Лафорт», двинулся к Сигнальному мысу, где находились 1 и 4-я батареи, имевшие 8 орудий (против 80 на фрегатах и «бомбических орудий» на пароходе). Началась канонада. В 10-м часу был ранен командир 1-й батареи лейтенант Гаврилов, по приказу Завойко, его заменил поручик Губарев. Когда огнем противника орудия были разбиты, артиллеристы заклепали орудия и с оставшимися боеприпасами перешли на батарею N 4.
Видя сложную ситуацию на батареях, Изыльметьев отправил на берег 32 матроса под командой мичмана Фесуна.
Несмотря на сильный огонь с фрегатов, командир 4-й батареи мичман Попов продолжал вести огонь против вражеских фрегатов, нанося им заметные повреждения. В течение нескольких часов перестрелки на этой батарее потерь среди бойцов не было. Обнаружив, что высадившийся десант направился к 4-й батареи, не имевшей прикрытия пехотой, Попов распорядился спрятать порох в заранее приготовленное тайное место, заклепать орудия и вместе с артиллеристами отошел к отряду стрелков.
Французы, добравшись до 4-й батареи, подняли французский флаг, но в это время » Аврора » и «Десна» открыли огонь по десантникам, выпущенная «с английского парохода бомба по ошибке попала на захваченную батарею и взорвалась в толпе французов. Не выдержав огня с кораблей и боя с нашими стрелками, нападавшие бросились к берегу».
Захватив две батареи, неприятель сосредоточил огонь против батареи N 2, которой командовал лейтенант князь Дмитрий Максутов 3-й, продолжавшийся более 6 часов. Боеприпасы подходили к концу, когда мичман Фестун под огнем на катере смог доставить порох с фрегата «Аврора». Тем временем фрегаты противника «Евридика» и «Облигадо» дважды с десантом пытались захватить батарею N 3, но были отбиты, причем одна шлюпка с десантниками потоплена нашими артиллеристами. В этот день пало 6 защитников Петропавловска, ранен один обер-офицер и 12 нижних чинов. У противника только на фрегате «Лафорт» убито 7 человек, а повреждения на их судах были значительными, что вынудило их прекратить бой и чинить суда до 22 августа.
24 августа(5 сентября) в 17 часов 30 минут английский пароход «Вираго», взяв на буксир фрегаты «Лафорт» и «Президент» начал очередную операцию. «Лафорт» всеми 30-ю орудиями начал обстрел батареи N 3( 5 орудий), а «Президент» направил огонь 26 орудий против батареи N 7 (3 короткоствольных пушки). Ответным огнем третьей батареи вскоре были нанесены повреждения фрегату «Президент» и на нем сбит флаг. Эффективный огонь третьей батареи вызвал гнев у нападавших и оба фрегата сосредоточили свой огонь против нее. В критический момент боя сам командир князь Максутов бросился к орудию и наводил пушку на фрегаты и десантные суда. Точным огнем были повреждены фрегаты и потоплена шлюпка с десантниками. В ходе боя лейтенант Максутов был тяжело ранен (оторвало руку). Батарея замолкла. Несколько дольше сражалась батарея N 7, пока не был ранен ее командир капитан-лейтенант Коралов, а орудия повреждены огнем противника.
Подавив батареи, нападавшие на 23 гребных судах направили десант к захваченной батареи N 7., что создало угрозу для батареи N 6(Озерной), с падением которой атакующие могли бы прорваться в город. Завойко оставил 15 лучших стрелков для прикрытия шестой батареи, сблизил стрелков и волонтеров близ седьмой батареи.
Две попытки десантников прорваться к батарее N 6, были пресечены шрапнельными залпами и метким огнем стрелков. Тем временем для защиты шестой батареи подошли отряды лейтенанта Анкудиова и мичмана Михайлова, а к третьей батарее подтянулись 22 матроса под командой прапорщика Жилкина. Небольшой отряд из 33 матросов под командой капитан-лейтенанта Пилкина занял гребень горы и 30 человек, руководимых мичманом Фесуном прикрыли правый склон. Всего в обороне горы было около 200 бойцов, атакующих — более 700. Видя сложное положение защитников в этой опасной зоне, Завойко послал на помощь к ним отряд капитана 1-го ранга Арбузова( 30 человек) и 30 моряков с «Авроры» под командой лейтенанта Скандракова. Еще не успело втянуться в бой подкрепление, как защитники шестой батареи ударили в штыки. Десантники не выдержали отчаянного натиска и побежали. Часть из них сами стали бросаться с утесов, часть — побежала к берегу, унося раненых под огнем. Участь гребных судов, доставивших десант была печальной: меткий огонь стрелков по отступавшим и артиллерии по судам был весьма точен.
Попытка артиллерийской поддержки отступавшим десантникам с вражеских фрегатов успеха не имела. Шрапнель не долетала, а бомбы перелетали через атакующих.
За время защиты рубежей Отечества защитники Петропавловска Камчатского потеряли убитыми 31 человека «нижних чинов», 10 сентября умер князь Максутов и ранено нижних чинов — 63.
По данным нападавших, в этой экспедиции они потеряли более 450 человек за 2 дня боев, убит капитан Паркер, ранено 8 англичан; у французов убито 3 и ранено 5 офицеров. Фрегаты получили столь значительные повреждения, что «Президент» едва смог добраться до Ванкувера.
За храбростть и отличия призащите Камчатки и Петропавловска В. С.Завойко произведен в контр-адмиралы и награжден орденом Георгия 3-й ст.; И. Н. Изыльметьев получил чин капитана 2-го ранга и орден Владимира 3-й ст. с бантом; капитан-лейтенант Тироль 1-й одел эполеты капитана 2-го ранга; из лейтенантов в капитан-лейтенанты с награждением орденами Владимира 4-ой ст. с бантом произведены Гаврилов, Федоровский, Пилкин, Скандраков, Анкудинов и князь Д. Максутов [3, Т. 2, С. 234 — 243].

КРЫМСКАЯ ВОЙНА
Поражения турецкой армии на Балканах и на Кавказе, плачевный результат действий на Балтике, в Белом море и на Камчатке в первой половине 1854 г. послужили поводом для вступления в военные действия англичан и французов.
В начале июля союзники, выделив в помощь османским войскам до 40 000 французов под командованием маршала Сент-Арно и 20 000 англичан, руководимых лордом Рогланом, начали сосредоточивать свои силы под Варной, откуда часть французских войск направилась к Добрудже. Однако в войсках противника вспыхнула эпидемия холеры и решили отказаться от операций в этом регионе.
На совещании 14 августа было принято решение начать военные перации в Крыму. Для этого были выделены 34 линейных корабля, 55 фрегатов и пароходов, более 300 транспортных судов. Боевая эскадра насчитывала 31 судно, что значительно превосходило наш флот как в количественном, так и техническом плане. Численность десантных войск противника достигала 62 000 человек при 134 полевых и 73 осадных орудиях.
С нашей стороны для обороны всего полуострова 51 500 бойцов сухопутных войск ( на линии Керчь-Феодоссия-Арабат — 12 000 человек под командованием генерала Хомутова, на остальной территории — 34 000 человек под началом князя А. С. Менщикова и среди защитников Крыма во всех родах войск было немало наших земляков.
1 сентября 1854 г. небольшой отряд союзников захватил Евпаторию, а с 2 сентября началась высадка основных сил противника.
Узнав о десантировании противника и продвижении его войск в южном направлении, А. С. Менщиков, раполагая весьма назначительными силами и артиллерией (33 600 бойцов и 96 орудий), решил задержать вражеские войска у реки Альма, хотя оборнительные работы не были сделаны. Для обеспечения защиты Крыма часть, войск в которых служили наши земляки прапорщик Шлиссенбургского егерского полка Александр Матвеевич Глинка [20], капитан Лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Н. И. Яновский[21], майор П. А. Индутлевский[23], майор П. И. Цитович, смотритель Ольвиопольского военного госпиталя[22] и И. И. Яновский [7, Т. 2, Л. 37], были переведены в Крым с Кавказа и Балкан.
Утром 8 сентября начался кровопролитный бой, в котором с нашей стороны потери составили 5700, а в рядах нападавших 3 300 воинов. В этом неравном бою отличились смоляне ротный командир Казанского Его Императорского Высочества Михаила Николаевича Петр Антонович Индутлевский[12] и полковник Демьян Степанович Пересветов, награжденный орденом Анны 2-й ст.[15, Л. 68-об.].
Поражение у р.Альма вынудило командование отводить войска к Севастополю, не имевшего оборонительных сооружений с севера. Войска А. С. Меншикова двинулись к Бахчисараю, а адмиралам П. С. Нахимову и В. А. Корнилову предстояло обеспечить защиту Севастополя.
Благодаря блестящему организаторскому таланту П. С. Нахимова, его «Смоленскому управлению»[4], В. А. Корнилову и одному из талантливейших инженеров-фортификаторов XIX века генерал-адъютанту Эдуарду Ивановичу Тотлебену (8.Y.1818 — 19.YI.1884 г.), которого не без основания называли «душой обороны», а также помощи моря ков и населения г. Севастополь в кратчайшие сроки на северных обводах Севатополя были построены оборонительные сооружения, для предотвращения прорыва с моря было решено затопить у входа на рейд устаревшие и не пригодные к морским сражениям корабли (10 сентября затоплены прославленные корабли «Три святителя», «Уриил», «Селафаил», «Варна», «Силистрия», фрегаты «Флора» и «Сизополь»). Матросы и офицеры и вооружение этих судов были включены в подразделения для защиты города с суши [1, С. 296], общая численность (преимущественно флотских) бойцов достигала всего 18 000 человек.
Десять новых мощных кораблей были расположены на позиции вдоль южного берега рейда в районе от Артиллерийской бухты до Киленбалочной [5].
В подготовке, а позже в боях на территории Крыма и героической обороне Севастополя с честью служили Родине моряки-смоляне: Николай Петрович Белавинец, капитан-лейтенант в 1854 г., командир батареи на 6-м бастионе(позже — капитан 1-го ранга, научные разработки которого внесли заметный вклад в компасное дело); Верховские, уроженцы сельца Толпек Ельнинского уезда — Владимир Павлович (1837 — 1908 г.,СПб) [25] адмирал, участник защиты Свеаборга в 1854 г. и боев при блокаде Босфора во время Русско-Турецкой войны 1877-1879 г., основатель первого минного офицерского класса, минной и водолазной школ в Кронштадте, начальник Главного управления кораблестроения и снабжения, ковалер многих орденов России вплоть до ордена Александра Невского с бриллиантовыми украшениями]; Алексей Демьянович, (11. 04. 1832 — ок. 1870 г.) капитан-лейтенант, участвовавший в составе Черноморского флотского экипажа в обороне Севастополя в 1854-1856 г., кавалер российских орденов [26] Дмитрий Демьянович (1836 — ок.1872 г.) юнкер гарнизона при обороне Севастополя защищавщий 4 бастион[27]; лейтенант Николай Павлович (1828 — не ранее 1889 г.), обороняя Севастополь на 4-м бастионе, был контужен, кавалер боевых орденов [28]. Капитан 2-го ранга Платон Васильевич Воеводский, командир брига «Орфей» в Синопском бое, участвовавший в обороне Севастополя и ставший свидетелем последних часов жизни адмирала П. С. Нахимова [4].
Сын героя Отечественной войны 1812 г. Федор Сергеевич Керн командир брига «Орфей», отличившийся в Синопском бою, при обороне Севастополя был начальником Корниловского бастиона и 4-го отделения оборонительной линии.(позже — адмирал); Колтовский Митрофан Егорович, лейтенант флота , адъютант Нахимова во время Крымской войны( позже — вице-адмирал); Петр Иванович Лесли (29/YIII 1832 г. — ?) капитан-лейтенант, участник Синопского боя и обороны Севастополя( за боевые заслуги награжден орденами Владимира 3-й ст., Анны 4-й ст. с бантом, золотой саблей с надписью «За храбрость», орденом Анны 2-й ст. с мечами); его брат Евгений Иванович, погибший на бастионах Севастополя в 1854 г.[4]; Полуэктов Петр Дмитриевич (1830- ?) капитан-лейтенант, участвовал в кампании 1854 г. на корабле «Императрица Александра», в боевых действиях 1855-1856 г. на винтовой лодке «Хват»[14]; Николай Николаевич Потемкин, контр-адмирал(к 1858 г. кавалер Орденов Владимира 4-й ст. и ГЕОРГИЯ 4-й ст.[15]; Реймерс Василий Густавович [15, Л. 13-об.] капитан 2-го ранга(ранен во время Крымской войны, кавалер орденов Анны 3-й ст. с бантом 6 декабря 1854 г.,Владимира 4-ой ст.-27 апреля 1855 г., Георгия 4-ой ст. — 11 мая 1855 г.); капитан- лейтенант князь Ухтомский Леонид Алексеевич, старший адъютант адмирала Нахимова при обороне Севастополя( позже — вице-адмирал).
Представители древних потомственных смоленских военных родов Храповицкие [ 7, Т. 1, Л. 81-99 ] Степан Семенович(1830 г. — ?) воевавший в составе экипажа на люгере «Стрельна» штурманом и Василий Егорович — капитан 2-го ранга [16]( кавалер орден Анны 3-й ст., Владимира 4-й ст., Георгия 4-й ст.[15, Л. 50 ]); Николай Павлович Повало-Швейковский (6 марта 1822 -?), капитан-лейтенант — 1853 г., воевавший с 1854 г.- в составе Севастопольского гарнизона, дежурный штаб-офицер при Нахимове затем на корабле «Три Святителя» под командой капитана 1-го ранга Новосельского, позже — на бриге «Пиламид» и на корабле «Великий князь Константин» под командой капитана 1-го ранга Ергомыслова, награжден Серебряная медалью за оборону Севастополя), не покинувший героический город до 25 августа 1856 [ 7, Т. 1, Л. 174].
Не посрамили чести моряки Ширинские — Шахматовы Иван и Николай, капитан-лейтенант Петр Алексеевич Шестаков и капитан 2-го ранга Василий Егорович Яропольский (кавалер ордена Анны 3-й ст.)[15, Л. 49 об.] погибшие при защите Севастополя [4].
24 сентября французы заняли Федюхинские высоты и несколько позже Херсонесский полуостров, а англичане захватили Балаклаву, куда вошел флот противников.
Первое «бомбордирование» Севастополя был произведено 5 октября с незначительным успехом для противника: частично потеснен 3-й батальон. В рядах защитников города потери составили 1250 человек и погиб адмирал В. А. Корнилов. Вся ответственность за оборону легла на плечи нашего земляка — П. С. Нахимова.
Своеобразную помощь защитникам Севастополя оказала погода: 22 ноября разыгралась страшная буря, нанесшая большой урон флоту противника. К зиме наступило некоторое затишье.

1 8 5 5 год
В январе в Евпаторию прибыло подкрепление — турецкий корпус Омера-паши (21 000 человек). Попытка генерала Хрулева с отрядом в 19 000 человек атаковать пополнение 5 февраля оказалась безуспешной. Потеряв половину отряда русские войска отошли, а вскоре союзники получили очередное пополнение в 120 000 человек.
Вторая бомбардировка Севастополя произошла 28 марта 1855г., после чего противник предпринял штурм города-крепости, но защитники устояли.
Наполеон 3-й, раздраженный стойкостью защитников Севастополя и большими потерями, назначил нового главнокомандующего — генерала Пелисье, от которого потребовал решительной победы. Тем временем в подкрепление коалиционным войскам прибыло пополнение из 15 000 сардинцев, что довело количество войск, осаждавших город, до 170000 человек.
12 мая десант союзников (16 000 человек) высадился в Керчи с целью прервать коммуникации защитников Крыма. Генерал от кавалерии барон К. Е. Врангель, имея 9 000 бойцов, вынужден был отойти и неприятель получил доступ в Азовское море, постоянно нападая на прибрежные населенные пункты и уничтожая армейские запасы. Попытка противника захватить Геническ и Арабат потерпели неудачу.
Ожесточенные бои продолжались у стен Севастополя. 22 мая 1855 г. войска Пелисье захватили Федюхинские высоты, Балаклавские горы и долину реки Черной, после чего овладели Малаховым курганом, несмотря на понесенный ими огромный урон в силах. В кровопролитном сражении у речки Черной и на подступах к Балаклаве храбро сражались А. А. Маркиянович ( с 1 января по 1 марта 1855 г., защищавший Инкерманские высоты), подполковник П. А. Индутлевский.
Большие потери понесли и защитники города: при обстреле Камчатского люнета был убит ядром контр-адмирал В. И. Истомин (1811- 1855 г), младший из героев-адмиралов, защищавших Севастополь; 8 июня тяжелое ранение получил генерал Э. И. Тотлебен, а 20 дней спустя защитники лишились адмирала П. С. Нахимова.
В конце июля севастопольцы получили подкрепление: в распоряжение князя М.Д. Горчакова прибыло 3 дивизии. У защитников города появилась надежда на успех.
На военном совете, собранном императором Александром II 27 июля 1855 г., большинство генералов высказалось за наступление у Черной речки.
4 августа разгорелось кровопролитное сражение. Наши войска понесли большие потери, в этом бою пал наш земляк герой Отечественной войны 1812 г., кавалер многих орденов, командующий 3-м пехотным корпусом генерал Николай Андреевич Реад [24], а Федор Плетнев, защитник Малахова кургана, контужен в голову [30]. Неудача вынудила наши войска отойти на исходные позиции.
Пятая бомбардировка Севастополя из 800 орудий, продолжавшаяся с 5 по 8 августа, была наиболее жестокой. Как отмечалось историками, ежедневно русские войска теряли от 900 до 1000 человек. С 9 по 24 августа огонь противника стал слабее, тем не менее ежедневные с нашей стороны потери достигали 500 — 700 человек [1, С. 298-299].
Шестая бомбордировка Севастополя 24 августа, продолжалась 90 минут, после чего союзники перешли в наступление, но сумели овладеть лишь Малаховым курганом 3 и 2 бастионами. В других пунктах — вынуждены были отойти с большими потерями.
Из обнаруженных документов в областном архиве удалось установить имена защитников Севастополя. Это, кроме уже упоминавшихся смолян, были генерал-майор Алексей Иванович Лидов (награжденный в 1855 г. орденами Владимира 4-й ст. с мечами за отражение штурма на Севастополь, Владимира 3-й ст. с мечами за храбрость во время бомбардирования города и отражении атаки, золотой полусаблей с надписью «За храбрость» и «…за проявленную стойкость во время 2-го бомбардирования Севастополя…», Анны 2-й ст. и Георгия 4-й ст. за ратные подвиги при обороне Севастополя) [15, Л. 16]; подполковник П. А. Индутлевский (кавалер ордена Анны 3-ей ст. смечами и серебряной медали за оборону Севастополя); майор Литовского уланского полка его Императорского величества эрцгерцога Австрийского И. П. Павлов ( орден Анны 3-й ст.) [15, Л. 42]; майор Иван Калакуцкий (кавалер орденов Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость», Анны 3-й ст. с бантом, заслуживший в 1855 г. орден Владимира 3-й ст. с бантом и серебряную медаль за оборону Севастополя) [29]; прапорщик Камчатского пехотного полка И. Т. Постовский (за подвиги произведен в поручики, награжден в 1855 г. орденами Анны 3-й ст. с мечами и Станислава 2-ой ст. с мечами, а так же серебряной медалью за оборону Севастополя) [15, Л. 55 об.]. Орденом Станислава 3-й ст. были отмечены заслуги врача Федора Александровича Гилярова [34].
Не менее впечатляющий список «нижних чинов», награжденных серебряной медалью за защиту Севастополя: Артемьев Тит Артемьевич, Федоров Михаил Федорович, Данилов Марк Данилович (жители Красниского уезда); Филиппов Василий Филиппович и Егоров Роман Егорович и Духовщинского уезда; рославльчане — Федоров Петр Федорович и Павлов Кирилл Павлович; жители Поречского уезда Терентьев Михаил Терентьевич и Алексеев Федор Алексеевич; жители Юхновского уезда унтер-офицеры Никитин Осип Никитович, Федоров Петр Федорович и Павлов [31]; Карп Ефимов [46], кавалер бронзовой медали за бои в Венгрии и серебряной за Севастодоль Тарас Изотов [32]. Cеребряной медалью за оборону Севастополя и бронзовой на Андреевской ленте был награжден Тарас Густов, ветеран боев в Венгрии [45].
Кавалерами солдатского Георгиевского креста стали рядовые лейб-гвардии Семеновского полка Исай Макаров и Дмитрий Аксенов, лейб-гвардии Измайловского полка Василий Степанов, Иван Сысоев, унтер-офицер того же полка Емельян Голиков; рядовые Емельян Данилов, Савелий Харитонов, Василий Михайлов, Дмитрий Федоров, Кирилл Алексеев и рядовой Гатчинского полка Иван Яковлев [47].
Защищая Севастополь, рядовые Охотского егерского полка Сидор Ефимов и 32-го Кременчугского полка Антон Иванов были тяжело ранены и лишились руки [33].
Видя невозможность дальнейшей защиты города, главнокомандующие приняли решение оставить Севастополь. Оборонительные сооружения и погреба были взорваны, корабли затоплены в бухте, а 115000 защитников города ночью переправлены на северную сторону бухты. Так закончилась 349 дневная Севастопольская оборона. 17 сентября в сражении близ Евпатории в неравном бою был разбит отряд генерал-лейтенанта Корфа.

РОЛЬ ДРУЖИН ОПОЛЧЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ ВОЙНЕ
В описании событий Восточной (Крымской) войны как-то выпадает оценка действий и роль дружин ополчения в противостоянии коалиционным силам. Судя по документом Смоленского облархива, только наша губерния сформировала более 40 дружин ополчения и отставных офицеров и «нижних чинов», а также добровольцев — представителей всех сословий (несколько тысяч человек).Удалось обнаружить документ, свидетельствующий «пожертвовании частных лиц на образование морского ополчения» из отставных моряков [18], которое, по видимому, привлекалось к защите побережья Балтийского моряСмоленское ополчение в основном своем количестве действовало в Валахии, Молдавии и операциях за Дунаем. Наиболее боеспособные отряды ополченцев вливались в воинские части и участвовали в боях. Остальные несли караульную службу, использовались на фортификационных работах и несли службу на аванпостах. Это позволяло освободить боеспособные воинские части для действий на полях сражений.С 1854 года самое активное участие в формировании дружин Смоленского подвижного ополчения принял коллежский асессор Никанор Иванович Птемкин, награжденный за это орденом Анны 2-ой ст.[35] и Н. П. Бороздин(формирование Малороссийского конных азачьих полков N 5 и 6 [38]. В Смоленское ополчение были назначены штаб-лекарь С. Г. Высоцкий [36] и младший лекарь дружины Иосиф Игнатовский [36]. В сраженияхприняли участие кавалеры Креста ополчения, награжденные бронзовыми медалями на Адреевской ленте: подполковник в отставке Иван Ливанович фон Юргенсон (орден Станислава 3-ей ст. и медаль) [41, Л.210]; штабс-капитан в отставке В. Д. Брещинский (зачислен в Александропольский егерский полк, ранен в бою) [41]; кавалер орденов Георгия 4-ой ст. и Владимира 4-ой ст. с бантом подполковник П. П. Орел (за действия в ополчении награжден орденами Анны и Станислава «2-ой ст.) [15, Л. 64]; майор М. Е. Крыштафович (орден Анны 3-ей степени) [15, Л. 98]; М. С. Худолей (Волынский пехотный полк, в боях при Аккермане и Измаиле в 1855 г. [37]); поручик М. П. Карабанов [37, Л. 104]; инженер — капитан А. Н. Энгельгардт (в составе резервного егерского князя Варшавского полка [23, Л. 121]; Н. Х. Зарембо (в составе князя Горчакова пехотного полка [23, Л. 154]); отставной капитан С. Е. Щочкин (крое того — ордена Анны и Станислава 3-ей ст.) [23, Л. 181]; Я. А. Брандт (бои у Херсона, Тирасполя, Бендер в составе войск Южной армии, за отличие произведен 4 марта 1856 г. в подпоручики 1-го конного парка [37]); П. П. Войналович (с 1/X-1855 г. — в составе Севского пехотного полка [38, л. 206 об.]); коллежский регистратор В. Н. Маслов (в составе Севского пехотного полка в сражениях при крепостях Килия и Измаил)[39]; В. Г. Степанов (столоначальник, в действующей армии с 15 января 1854 г., награжден орденом Владимира 3-ей ст. и медалью) [40, Л. 16].
Награды Анны 2-ой ст. за боевые заслужили отставной полковник Д. С. Пересветов 24 октября 1854 г.[42] и штаб-ротмистр Е. Ф. Мицкой [15, Л. 56]; Анны 3-ей ст.: штабс-капитан дружины N 31 Смоленского ополчения Н.А. Пожогин (?) — Отрашкевич [15. Л. 14 об.]; орден Станислава 3-ей ст. заслужили ополченцы капитаны Степан Воскресенский (в 1855 г.), В. В. Мясоедов [15, Л. 59] и Ф. Я. Цавловский ( в гарнизоне Измаила с 29 июня 1855 г.)[11, Л. 19-об.], штабс-капитаны М. Н. Энгельгардт, Н. Д. Мороз, штаб-ротмистры П. П. Засецкий (ратман,адъютант Смоленского губернского ополчения) [15, Л. 13 об.] и Н. А. Бирюков; поручики Сергей Таптыков, Н. Я. Сорнев, Н. Н. Азанчевский, И. А. Снопка, Анзель Владиславович Плонский, А. И. Лесли [15, Л. 84-99], артиллерии поручик Н. Д. Полуэктов [16, Л. 8.], подпоручик А. И. Канарский [15, Л. 14]. 
Коллежский секретарь Н. И. Шевердин — Максименко, зачисленный в состав егерского князя Варшавского полка за боевые заслуги был произведен в офицерский чин прапорщика, награжден орденом Станислава 3-ей ст, Крестом ополчения и бронзовой медалью на Андреевской ленте в память войны 1853-1856 г. [43, Л. 166].
Коллежский регистратор, выпускник «Армейского института Восточных языков» А. Е. Шеманский [44], отставной подпоручик Я. Ф. Азанчеев [8, Л. 90] и губернский секретарь М. С. Худолей [23, Л. 84] заслужили Крест ополчения и бронзовую медаль.

НА БАЛТИЙСКОМ МОРЕ

В первой половине мая 1855 г. к Кронштадту двинулась франко-английская эскадра, но убедившись в надежной обороне острова-крепости до июля предпочла захватывать и грабить мелкие суда и прибрежные поселки.
25 июля противник предпринял 45-и часовую бомбардировку Свеаборга, но крепость устояла и, видя безуспешность своих поползновений, эскадра удалилась к Наргену.

БОИ НА КАВКАЗЕ

В конце мая 1855 г. генерал-адъютант Н. Н. Муравьев, назначенный в конце 1854 г. командующим вместо Воронцова, двинул войска к крепости Карс, в котором командовал турецкими войсками генерал Вильямс, рервал все коммуникации противника, а отряд генерал-майора Суслова открыл активные действия против турецкого корпуса у Сурн-Оганеса. Бои 17 сентября и 25 октября проходили с переменным успехом, он 16 ноября Карс пал и был занят русскими войсками.
Подписанием Парижского договора 18 (30) марта 1856 г. Восточная Крымская война завершилась.

Использованные литература и документы:
1. Брокгауз Ф. А. и Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. — СПб. — 1896.- Т.YII, — С. 290 — 299.
2. Там же, Т. I a, кн.2, С.- 821.
3. Богданович М. И. Восточная война. 1853 — 1856 г. — Спб.- 1877г. изд. 2-е, Т.1., -С. 34 — 177.
4. И. Н. Беляев «Смоленское управление» П. С. Нахимова в Севастополе» // Газета «Смоленские новости». — N 76. -1996 г. — С. 3.
5. Адмирал Нахимов. — М.: «Знание», 1952 г.
6. ГАСО, ф.1,оп.4, д. 2, 1862 г., Л. 137.
7. ГАСО, ф.6,оп.1, д.160, Т.2, Л. 37, Т.1, Л. 54.
8. ГАСО, ф.1,оп.4, д.15, 1863 г., Л. 84.
9. ГАСО, ф.1,оп.4. д. 10, 1866 г., Формулярный список Н. И. Семенова за 1866 г.
10.ГАСО, ф.1,оп.1, д. 196, 1858 г., Л. 16.
11.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 253, 1866 г., Л. 1.
12.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 15, 1864 г., Л. 1.
13.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 399, 1857 г.,Л. 44.
14.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 8, 1863г., Л . 76.
15.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 199, 1859 г., Л. 50.
16.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 305, 1856 Г., Л. 6.
17.ГАСО, ф.1.оп.4, д. 8, 1863 г., Л. 76.
18.ГАСО, ф.1,оп 1, д. 286, 1846 г., Л. 18. » 14 апреля 1954 г.,N 6372. Пожертвования частных лиц на образование дружины морского полчения».
19.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 1, 1867 г., Л. 94 об.
20.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 1, 1862 г., Л. 21.
21.ГАСО,ф.6,оп.1, Т.1, д. 160, 1863 г. Л. 54.
22.ГАСО, ф.1,оп.4 д. 6, 1863 г. Формулярные списки. Л. 9.
23.ГАСО, ф.1.оп 4, д. 14, 1863 г. Формулярные списки.
24.РГВИА, ф.409,оп.2,д. 38972, п/с 362-254.
25.РГАВМФ, N 1237, Личный фонд.
26.Общий морской сборник, ч.9, С. 434.
27.РГАВМФ,ф.406, оп.3, д. 545, 1863 г.
28.РГАВМФ,ф.406, оп.3, д. 447, 1856 г., Л. 532.
29.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 93, 1878 г., Л. 8.
30.ГАСО, ф.1,оп.6 д. 82, 1910 г., Л. 158.
31.ГАСО, ф.1,оп.6, д. 56, 1906 г. Дело о награждении за оборону Севастополя серебряными медалями на Георгиевской ленте.
32.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 90, 1866 г., Л. 140.
33.ГАСО, ф.1,оп.4, д.133, 1879 г., Л. 8.
34.ГАСО, ф.1,оп.4, д.246, 1860 г., Л. 11.
35.ГАСО, ф.1,оп.4,т.2,д.7, 1864 г. Формулярные списки.
36.ГАСО, ф.1,оп.1, д. 517,1857 г., Л. 39.
37.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 1,1862 г. Формулярные списки.
38.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 1,1867 г. Формулярные списки.
39.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 8,1863 г., Л. 82. Формулярные списки.
40.ГАСО, ф.1,оп.5,т.2,д.107, 1887 г. Л. 210.
41.ГАСО, ф.1,оп.4, д.221, 1856 г., Л. 2, 5.
42.ГАСО, ф.1,оп.5, д.145, 1883 г., Л. 68 об.
43.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 13, 1863 г., Л.166. Формулярные списки.
44.ГАСО, ф.1,оп.4, д. 11, 1863 г., Л. 65.
45.ГАСО, ф.1,оп.5, д.135, 1890 г., Л. 140.
46.ГАСО, ф.1,оп.1, д.270, 1858 г., Л., 1.
47.ГАСО, ф.1,оп.1, д.559, 1858 г. Дело о награждении знаком отличия военного ордена. 
49.Малая Советская энциклопедия. Гос. Научное издательство «Большая Советская Энциклопедия», — М., 1959 г., С. 183 «Крымская война 1853-59 г. (Восточная) война».

Назад

arxiv

Галерея

Голосование

Как часто Вы посещаете музеи?

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму