Потомок крестоносцев (генерал Скалон А.А.) Г.Пернавский

Потомок крестоносцев (генерал Скалон А.А.) Г.Пернавский

mogila_skalona_maxВсе, кто когда-либо бывал в Лопатинском саду, видели небольшой одинокий памятник, укрытый кроной деревьев. Это могила генерала Антона Скалона, убитого вечером 5 августа 1812 года. Больше ничего основная масса смолян об этом человеке не знает. А жаль. Ибо предки и потомки генерала оставили в истории России заметный след. В 1098 году во время одного из крестовых походов при штурме крепости Аскалон (теперь израильский город Ашкелон) отличился незнатный ратник, первым пробившийся на крепостную стену. За это граф Готфрид Бульонский пожаловал его золотыми шпорами и дворянским титулом и повелел впредь именоваться де Скалоном. Геральдическими знаками герба нового дворянского рода стали лилии и мечи - символы душевной чистоты и воинской доблести. В средние века потомки героя приняли протестантизм и вынуждены были скрываться в Швеции от преследований Святого престола. В 1710 году Степан и Даниил Скалоны перебрались в Россию и поступили на службу в русскую армию. Степан служил в Московском арсенале, Даниил перед выходом в отставку имел чин полковника Киевского драгунского полка. Его сын, Антон Даниилович, участвовал в Крымских походах фельдмаршалов Ласси и Миниха, а звание майора и первый орден Георгия Победоносца 4-го класса получает во время Семилетней войны.

В начале царствования Екатерины II Скалон-старший был назначен командиром драгунской бригады, расквартированной в Бийской крепости. «Сентября 6 дня нынешнего 1767 году, семейство драгунского полковника Антона Данилова Скалона прибавку имеет щастливым рождением сына ево, нареченного по отцу Антоном же...»

За усмирение Пугачевского бунта генерал в 1775 г. был пожалован орденом Святой Анны I класса, а его восьмилетнего сына Антона зачислили рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. Карьера младшего Скалона развивалась плавно и без потрясений. В 1783 году шестнадцатилетний юноша получил офицерский чин поручика в Сибирском драгунском полку, через три года он уже был капитаном, спустя еще семь стал майором. Продвижение в чинах достаточно быстрое для дворянина и генеральского сына, но не особо выдающееся. А вот с 1798 года его карьера прямо-таки взорвалась фейерверком чинов и монарших милостей от нового императора.

skalon_max

В 1798 году по приказу Павла I была проведена тщательная проверка всех войск Сибирского корпуса. Познакомившись с результатами инспекции, император был взбешен злоупотреблениями полковых и иных командиров, их жестоким обращением с нижними чинами. На этом фоне резко выделялся Иркутский драгунский полк подполковника Скалона. За «ревностное служение и содержание полка в отменном состоянии» он получил чин полковника и был назначен командиром драгунской бригады. В 1800 году Скалон, произведенный в генерал-майоры, побывал в Петербурге, где имел с Павлом долгую доверительную беседу. Монарх разделил с ним обеденную трапезу и, представляя своему ближайшему окружению и семье, воскликнул: «Вот мой сибирский Скалон!» Доверие императора к Скалону было столь велико, что, узнав о готовящемся заговоре, он подготовил указ о заключении великого князя Александра в Петропавловскую крепость и ссылке Константина в Иркутский драгунский полк под личный надзор генерала. И марта 1801 года гвардейские офицеры все-таки убили Павла. Новый император Александр I подписал прошение генерал-майора Скалона об отставке, наложив резолюцию: «С почетным правом ношения мундира, но без пенсиона». Штатская жизнь отставного генерала продолжалась до весны 1806 года. После личной просьбы самого Александра Скалон вернулся в армию. 26 апреля 1806 г. он был «принят Высочайшим повелением в службу тем же чином с оставлением шефства Иркутским драгунским полком».

В 1807 году драгунский генерал сменяет Лаврова на командующего, а год спустя руководит передислокацией размещенных в Сибири регулярных полков на западные границы России. Командование отмечало: «Марш исполнен был в отличном порядке, с особым сбережением нижних чинов и всех полковых имуществ». Военный министр на этом документе начертал резолюцию: «Генерал Скалон восхищения и награды достоин».

К началу войны генерал-майор А.А. Скалон командовал драгунской бригадой, состоявшей из Сибирского, Иркутского и Оренбургского полков и входившей в 3-й кавалерийский корпус графа П.П. Палена. С первых же дней боев с французами корпусу пришлось отступать от белорусского города Лиды в полуокружении вражеских корпусов генерала Нансути и маршала Мюрата. Наконец обе русские армии соединились под Смоленском, и измученные полки получили короткую передышку. Из города в одном из своих последних писем жене Антон Антонович писал: «Бог русских никогда не оставлял. Хотя враг и зашел далеко, но он падет от оружия нашего!» Во время Смоленского сражения особенно напряженные бои шли у Молоховских и Еленских (Никольских) ворот (район нынешней площади Смирнова и улицы Исаковского). Здесь позиции защищали батарейная рота полковника Апушкина и Иркутский драгунский полк во главе с бригадным командиром Скалоном. Сибирский и Оренбургский полки бригады вместе с казачьими сотнями прикрывали их фланги. Постоянно атакуемые конной дивизией Брюйера и корпусом маршала Нея, полки несли тяжелые потери. У пушек четырежды менялась прислуга, но русские не отошли.

К вечеру 5 августа поступил приказ об отступлении. Генерал Скалон с Иркутским драгунским полком остался в арьергарде, прикрывая отход артиллерии и егерей. В это время кавалерия французов начала еще одну атаку. Тогда Скалон, желая выиграть время для отвода пушек и пехоты, решился на отчаянный шаг. Сразу за последним залпом русских орудий последовала молниеносная контратака драгунских эскадронов во фланг наступающих французских полков. Неприятель дрогнул, спутал ряды и на короткое время утратил наступательный порыв. Но этих десяти-пятнадцати минут оказалось достаточно для спасения батарей и пехотного прикрытия. Противник тем временем подтянул артиллерию и под прикрытием залпов картечью начал перегруппировку. Скалон, видя задачу выполненной, «скомандовал эскадронам по три налево, и полк левым флангом ретировался в крепость, находясь совершенно под огнем неприятельским». По традиции сам командир во время отхода находился в рядах последнего эскадрона. Внезапно рядом разорвалось несколько гранат, и все скрылось в густом пороховом дыму, в котором адъютант и вестовые потеряли командира из виду... Кавалерия противника была уже близко и «плац битвы в те же минуты достался неприятелю».К ночи 5 августа сражение утихло, а на следующий день корпус генерала Дохтурова оставил город.

Долгое время ни близкие, ни сослуживцы ничего не знали о судьбе Скалона. Был ли он убит или раненым попал во французский плен? Брат Александр расспрашивал сотни пленных французов. Участники Смоленского сражения рассказали ему, что «поднят был неприятелями российский генерал, и отправлен был он за конвоем в местечко Красное, а далее во Францию». В описанном пленными генерале Александр «все сходное находил с чертами любезного брата...» В списках «убыли за смертию в сражении либо от понесенных ран» Скалон не числился, так как о его гибели не было достоверных известий и, стало быть, не было никаких оснований для назначения его жене и пятерым детям воинской пенсии. Ни поместий, ни крепостных генерал не нажил, и его семья осталась без всяких средств к существованию. Лишь после вмешательства самого Александра I с декабря 1812 г. вдове и сыновьям пожаловали ежегодную пенсию в размере 1800 рублей годового генеральского оклада. Подлинные сведения об обстоятельствах гибели Скалона и месте его погребения близкие получили только к концу 1813 года. Оказалось, что тело сраженного картечью русского генерала было обнаружено французами 6 августа. По личному указанию Наполеона герой был предан земле у Королевского бастиона «с отданием всех почестей, приличествующих его воинскому подвигу». Французский император сам бросил горсть земли на могилу.

Спустя сто лет, 5 августа 1912 года, на этом месте был воздвигнут обелиск с выбитым на лицевой грани крестом. Его поставили внуки павшего. Многие поколения Скалонов на протяжении веков верой и правдой служили России, а потомки этого древнего рода живут в Москве, Петербурге, Новосибирске, Барнауле и Смоленске.


Григорий ПЕРНАВСКИЙ
Журнал «Наша история», апрель 2007 г.

Назад

arxiv

Галерея

Голосование

Как часто Вы посещаете музеи?

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму