Крепкостоятельный град. А. Смирнова

Крепкостоятельный град. А. Смирнова


Трагичным стало для русского государства начало XVII века. Дожди, ранние морозы, засуха погубили урожай в 1601 и 1602 годах. Страну охватил голод. В 1603 г хлеб уродился на южных землях, но это не спасло положения: общество, пережившее страшный голод 1569-1570 годов и невиданные жестокости правления Ивана IV, было равнодушно к страданиям людей. Требования царя Бориса отправлять хлеб в голодающие районы не выполнялись, владельцы хлеба, в том числе крупные монастыри, ждали "настоящей цены", раздаваемый государством хлеб доставался друзьям и родственникам должностных лиц. Зажиточные люди выгоняли холопов, обрекая их на смерть, а сами продавали зерно. Борис Годунов дал работу тысячам людей, свободу брошенным холопам, однако ситуация выходила из-под контроля.
В 1603-1604 годах произошло крупное крестьянское восстание, появилось много разбойничающих людей. Поползли слухи, что все бедствия - наказание за грехи царя Бориса. А в октябре 1604 г на юге объявился царевич Дмитрий Иванович с небольшим (около 4-х тысяч) войском, куда входили в основном западнорусские православные люди, беглые московиты, казаки и польские авантюристы, в основном протестанты. Армия Годунова вскоре разбила это войско. От бегства Дмитрия удержали жители Путивля, признав в нем царевича. В Путивль стекались его сторонники. В Москве его объявили самозванцем, предали анафеме, связав его имя с дьяконом Чудова монастыря Гришкой Отрепьевым.
13 апреля 1605 г умер Годунов, тогда же был венчан на царство его сын Федор. Однако на юге армия присягнула царевичу Дмитрию, а в начале июня москвичи разгромили дворы Годуновых и их сторонников, убили Федора и его мать, подписали грамоту Дмитрию, признавая его царем. 20 июня он торжественно вступил в Москву, восторженно приветствуемый народом. Личность Лжедмитрия остается загадочной. Современники, судя по некоторым сведениям, знали, что Отрепьев - расстрига, пропивший деньги, собранные на храм, и потому сбежавший.
А царевич - совсем другой человек. Первыми его признали православные магнаты Вишневецкие, которых трудно было обмануть. Иностранцы отмечали в нем природное величие, отсутствие подобострастия, коварства, спесивости - того, что называют азиатчиной. Он вел себя как прирожденный государь, православный, только как западнорусский человек, а не московит. Брил бороду, не спал, как положено, после обеда, был доступен, запросто вскакивал на лошадь (а не сажали слуги), любил музыку, был веротерпим: все это ему потом поставили в вину, объявив неправославным. Он был умен, любознателен, объявил свободу торговли, свободу въезда и выезда из страны, запретил взятки, отменил запреты на игру в шахматы, музыку и пляски, хотел открыть школы и Академию, ввел в Боярскую думу высшее православное духовенство. И не было никакого окатоличивания и ополячивания.
Н. Костомаров писал: "Он заговорил с русскими голосом свободы... все это должно было освоить русских с новыми понятиями, указывало им на иную жизнь". У страны появился реальный шанс европеизации, но глубоко религиозное, консервативное общество оказалось к этому не готовым. Лжедмитрий был также не по-московски милосерден, никого не казнил, всех вернул из ссылки, в том числе бояр Романовых. Он простил уличенного в заговоре князя В. Шуйского, которого судивший его собор приговорил к смерти, и вернул его ко двору.
В апреле 1606 г Смоленск торжественно встречал невесту государя Марину Мнишек со свитой в 2 тыс. человек. 2 мая она въехала в Москву, и после принятия православия состоялось венчание, а потом свадьба с музыкой и плясками. А в это время В. Шуйский умело подготовил мятеж, который и поднял 17 мая. Чтобы дезориентировать москвичей, на улицах кричали, что поляки убивают государя - бей их, спасай царя! И побили - поляков и немцев. Стрельцам же, которые охраняли Кремль, пригрозили, что убьют их жен и детей, если не откроют ворота. Захваченный Лжедмитрий требовал суда, но в неправовом государстве расправа, как известно, быстрая. Так в течение года погибли два юноши, два венчанных на русское царство государя, которым присягали.
В. Шуйского "выкликнули" на царство его сторонники. Его не уважали, прозвали "царь Васька". Реальной власти у него было мало, но он крепко за нее держался. И было восстание И. Болотникова, когда в 100-тысячном войске, смертельно напугавшем царя и бояр, оказались рядом казаки, крестьяне, беглые, служилые люди. Потом - ничтожный Лжедмитрий II, которого поддержали все, недовольные В. Шуйским и привыкшие грабить. К нему-то и пришли поляки во главе с Лисовским и Я. Сапегой, объявленные в Польше вне закона и ставшие разорять Подмосковье, а позже и земли королевства. Лжедмитрию II присягнули некоторые города, к нему в Тушино приезжали за пожалованиями бояре и дворяне. Митрополит Ростовский Филарет Романов был наречен здесь патриархом - и это при живом патриархе Гермогене!
В. Шуйский, теряя власть, обратился за помощью к шведам. Он уступил им город Корелу с уездом, обязался вечным союзом против Польши, за это получил 6-тысячное войско наемников. С их помощью начал освобождать северо-западные земли, но навлек на государство другую беду.
Этот союз дал основание королю Речи Посполитой Сигизмунду III, воевавшему со Швецией, выступить против России. Путь к Москве лежал через Смоленск.

Летом 1609 г из гарнизона Смоленска три полка стрельцов и дворянское ополчение были отозваны для борьбы с "тушинским вором", они участвовали в освобождении Твери и других городов. В Смоленске остался полк стрельцов, часть служилых дворян. Воевода М.Б. Шеин на случай осадного времени распределил по башням и пряслам рядом со служилыми посадских людей. И когда 19 (29) сентября начался штурм города, на стенах стояли хлебники и калачники, сапожники и портные, шорники и столяры. Люди мирных профессий, все они стали воинами. Вся тяжесть обороны легла именно на жителей города. Потом - в 1812 г и в 1941 г- главными будут регулярные войска, сейчас - горожане. Величие этой обороны не оценено обществом, возможно, до сих пор, поскольку его затмила легенда, созданная Н. Карамзиным.
В этой статье мы сможем только кратко обозначить события 20-месячной блистательной и героической эпопеи. В городе впервые в истории был создан совет во главе с воеводами Шейным и Горчаковым. Совет решал все основные вопросы жизни города, а с осени 1610 г он отказался повиноваться изменническому правительству и занял самостоятельную линию во внешней политике.
По решению совета при приближении армии Сигизмунда III сожжены посады - 6 тыс. домов, а по другим данным - 8 тыс. Только через три века город станет таким же большим. Стлался горький дым догорающих жилищ, а в крепости, где было много незаселенной территории, горожане рыли землянки. Укрывались в крепости также семьи дворян, крестьяне. Немногие из них доживут до конца обороны.
На предложение сдать город совет ответил отказом. Последовала бомбардировка, затем штурм. Потом будут переговоры, снова бомбардировки, штурмы, подземная война. Смоляне держались стойко, ожидая помощи. И весной 1610 г в Москве сформировали армию под командованием талантливого полководца М. Скопина-Шуйского. Однако незадолго до выступления он умер, и возглавил армию брат царя, трусливый и бездарный Д. Шуйский. Из-под Смоленска выступило войско под командованием гетмана Жолкевского. Противники встретились примерно в 150-ти верстах западнее Москвы у деревни Клушино, Д. Шуйский потерпел поражение. После Клушинской битвы началась самая значительная часть Смоленской обороны. Ждать помощи смолянам было уже неоткуда.
В. Шуйского свергли с престола, бояре организовали правительство во главе с Ф. Мстиславским. В августе они, опасаясь новой крестьянской войны, предпочли перспективу сильной власти и заключили договор с гетманом Жолкевским о признании царем королевича Владислава с условием, что тот примет православие. Жители Москвы всех социальных слоев, патриарх Гермоген, правительство присягнули Владиславу. К Сигизмунду III под Смоленск было послано "великое посольство" во главе с митрополитом Филаретом Романовым и князем В. Голицыным. Задача посольства - получить согласие короля на "отпуск" Владислава в Москву, ведь королевич, приняв православие, терял бы право на польскую корону. Вторая задача - уговорить Смоленск присягнуть Владиславу. Ни то, ни другое им выполнить не удалось. После безрезультатных переговоров их отправили в Вильно, а потом задержали в качестве заложников.
Смоленск упорно оборонялся, хотя в городе не хватало продовольствия, начались массовые болезни, а из Москвы Боярская дума прислала приказ открыть ворота, чтобы сохранить город. В полной мере во вторую осадную зиму проявился патриотизм смолян, понимание ими долга перед Отечеством. Их пример вдохновлял, пробуждал национальное самосознание. В Москве появилось подметное письмо, в котором говорилось о подвиге "крепкостоятельного" Смоленска, который "все свое великое государство удержа...". Ярославцы писали в Казань, призывая к борьбе с врагом, что смоляне "стали крепко и мужественно на смерть, на память и на славу, и на похвалу в роды и роды".
Но к лету 1611 г в городе осталось всего 300-400 человек, способных сражаться. 3(13) июня через Рачевские ворота поляки ворвались в город. В последний час боя взрыв потряс город: были взорваны пороховые погреба, находившиеся в толще Соборной горы (не собор!) - воевода не мог оставить врагу стратегический запас пороха. Смоленск пал, как падает сраженный в неравном бою воин, до конца исполнив свой долг: даже захватив его, изнуренная армия Сигизмунда III не могла пойти в глубь страны. Смоленск действительно спас государство.

Антонина Смирнова

Назад

arxiv

Галерея

Голосование

Как часто Вы посещаете музеи?

© Администрация Смоленской области

©  Департамент Смоленской области
     по информационным технологиям

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение

logofooter
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму
© Департамент Смоленской области по культуре и туризму